Гурманы

 

Шлёп. Пауза секунд на тридцать. Шлёп. Опять пауза. Шлёп. Наверное, Кэтрин комаров бьет.

– Возьми репеллент, – кричу я вниз. Ни какого шевеления, а потом опять. Шлёп.

Надо глянуть, что там такое. Не может человек полчаса подряд лупить комаров с периодичностью пневматического молотка. Минут десять, от силы. В крайнем случае, начинает отгонять матюками. Да и откуда возьмутся комары? Мы находимся на самом носу Кинбурнской косы. Ветер с моря. Комаров сносит в сторону Херсона.

Ах, вот в чем дело! Пьер, поднял у топчана спинку, постелил коврик и умастился в полулежащем состоянии. Перед ним между его ног, прислонившись к груди парня, пристроилась Кэтрин. С правой стороны от топчана столик, на нем упаковка “Ред Булла” и початая бутылка водки. Это они так с обезвоживанием организмов борются. Две пустые банки энергетика валяются на полу. Левой рукой Пьер пытается нащупать брешь между телом и трусиками Кэтрин. Как только брешь находится, девушка лениво перекладывает начатую банку из правой руки в левую и шлепает мужскую хапучую лапу. Лапа рушится с топчана на пол. Далее следует хлебок напитка. Пауза. И все начинается, по-новой. Нет сомнения, что как только у Пьера освободится правая рука, он примется за дело серьезно. А может быть, первой не выдержит Кэтрин.

Не с кем поспорить. Мы тут одни. Ждем зеленых человечков. В чью-то осененную высокой властью голову пришла гениальная идея, что вежливые зеленые человечки именно здесь создадут плацдарм для похода на Одессу и Херсон, бо скучают без арбузов. Умная голова ранней весной прислала один танк и десяток легковушек для патрулирования побережья. Целый месяц они лихо рассекали по мокрому песку. Потом песок просох. Весь дневной патруль засел в разных местах полуострова. При попытке спасти движимость, засели еще две машины. Снарядили танк. Танк утонул в луже перед церковью в селе Покровское. Семьдесят лет танки не тонули, а тут – на тебе! Говорят, что в двадцатом веке там потоп, сначала комиссар с броневиком, а потом фашисты. Хотели спрямить дорогу и потопили два танка.

Ну, не сказали мы ни комиссару, ни фашистам, ни этим новым, что по луже ездить нельзя. Вот ведь и дорога, вокруг ведет. Оставили киевляне новых европойцев Кэтрин и Пьера, как они себя называют, ожидать пришествия вежливых людей. Дали спутниковый телефон, конфисковали этот дом, и уплыли на барже в сторону Одессы.

Когда поймут, что это за лужа, из нее можно будет достать много интересного. Эта лужа стационарная. А ведь они могут образовываться в любой момент и где угодно. Вот, как сейчас – у нас посреди двора стоит лужа метров пять на пять. Водичка прозрачная, только ржавая.

Аномалий у нас много. Взять, хоть берег. Сегодня тут приятный пляж, а завтра тут же залив три метра глубиной. Вон дом Киркорова, был о трех этажах – теперь одноэтажный. Говорили (ему-то как раз успели сказать!) не ставь близко к берегу. А он – “мои архитекторы, гарантируют”! Архитекторы у нас на косе не живут. Совсем.

Земфира хитрая. Когда приехала, дала бесплатный концерт, наделила всех дисками, где она с немцами поет. Посоветовалась. Потому я этот дом сторожу, и после смерти домовым к ней пойду. Кошка тайными тропами, проведет. Земфира думала, что мы еще по-немецки понимаем. Да мы тут все ру… Ой! Нельзя! Даже в мыслях нельзя! Мы немцы. Мы снова немцы. И батюшка наш вовсе не отец Павел, а пастор Пауль. А борщом меня кормит Бригитта Канарис, Канарейкина в замужестве. И мы арийцы, хоть и младшенькая, хиленькая, ветвь великого первонарода, но все-таки родня этим новым.

Где же вы зелененькие человечки? Заждались мы вас!

Шлеп! Этот шлепок был каким-то особым. Потом снизу раздался голос

– Вау! Смотри, что там ползет! В море смотри, дурень! Я за биноклем. – Раздался звук шлепанья босых ног о линолеум.

Я глянул. Со стороны Турции к берегу приближалось два …то ли гроба, то ли короба? Следов от винта за ними не наблюдалось. В прочем, как и бурунов. Как-то своеобразно они приближались к берегу, похоже, что парили над волнами. Это не наши, а кто? Тем временем короба передвигались уже над берегом и, приблизившись к дому, упали прямо на берег опасной лужи, метрах в десяти от веранды. Лужа их не приняла, не съела. Бывает и такое.

Минут двадцать мы все, затаившись, ждали, что будет. Ничего не происходило. Ни выделения паров, ни громких приветствий на иностранном языке, ни даже веселой песенки. Только, Мама-кися, воспользовавшись тем, что наблюдатели вскочили с топчана, запрыгнула на него, сворачиваясь калачиком. Это вообще-то ее топчан.

– Русские так не летают – глубокомысленно произнес Пьер. А Кетрин крикнула, – Дед! У вас такое бывало?

– Такого не припомню, – уклончиво начал я. – хотя лет тридцать тому назад, еще при русских, вымыло из песка римскую галеру. Неделю она плавала по заливу, мешала судоходству. Потом прибилась к РЛС. Ее торпедный катер куда-то уволок. Говорят, что при строительстве РЛС, куда русские согнали нас, бедных немцев, много что находили. Я вот, по молодости, генуэзский золотой нашел. Мамка отобрала.

– Так может быть, это наследие древних богов! – Воскликнула Кэтрин.

– Наследие или нет, проверить надо.- Придержал ее порыв Пьер.

Я даже сообразить ничего не успел, только вскрикнул, как этот гад сгреб с лежанки мою лапочку, единственное близкое существо, мою кису, и, подойдя к коробам на пять метров, швырнул в их сторону.

Никогда, я не испытывал такой ненависти. Моя бы воля, обрушил дом на их головы. Но силы-то уже нет. Старый я. Потому мы с кошкой и договорились. А куда я без нее? Как всякий православный христианин я готов к смерти в любой момент но, чтоб так, головой об железо?

Мама-кися, старая-старая, но успела в полете извернуться, и влетела не в бок странного предмета, а упала на четыре лапы сверху. Несколько секунд взъерошенная кошка с поднятым боевым хвостом, взирала на обидчика. Потом грива вдоль хребта распушилась. Кошка опустила голову еще ниже, уже с целью понюхать поверхность. После, того как короб был исследован при помощи когтей, моя красавица бухнулась на спину, размахивая всеми пятью конечностями довольным урчанием призывая котов. Куда тебе старая?

– Это не опасно, – констатировал Петька-зараза.

-Это наследие предков только для нас! – крикнула дура-Катька и бросилась к ближайшему коробу. Там ее встретила кошка и двумя легкими ударами передних лап располосовала девичью морду, в кровь. Капли Катькиной крови упали на поверхность короба и тут же впитались. Но это заметил только я, так как Петька, размахивая спутниковым телефоном, с криком “Убью”, кинулся на выручку пассии. Я тоже быстро, как мог, бежал со второго этажа спасать кошку.

Пока я спускался с лестницы, пока, держась за грудь, вылезал во двор, оттуда исчезли все люди. То есть, гробы были на месте, кошка сидела на правом гробу. Европейцы – пропали. Только, побрел я, забирать кису в дом, как она взволновалась. Правые бочины гробов открылись и из них, как фасольки из стручка выскочили Петька с Катькой. Ухватившись за руки, они начали лихо отплясывать по поверхности лужи.

– Дядя Саша ну как мы тебе? – вопросили они хором.

Раньше не звали они меня “дядей Сашей”. Хотел я сказать, что ничего нового не наблюдаю, да остановился. Вроде ноги Катьки стали подлиней, и грудь не висит. Вот оно! Передо мной стояла не вялая тинэйджерка, а молодая, налитая здоровьем женщина. В своей присущей полу красоте.

– А где Катька? – пошутил я.

– Я ее съела. – Заявила женщина. – Ну, не совсем так уж… – замялась она, – преобразовала в энергию, а из нее создала, вот это тело. Вкусно.

– Ты, дед, не думай, – произнес, подходя к нам голый Петька, – мы извиняться, не станем. Мы вершина пищевой цепочки поглотителей органики. Правда, жрем лишь паразитов-разумных.

– Разумных паразитов. – Поправила Катька.

– Я и говорю. – Оскорбился Петька. – Дед, не тупой, понимает, что я имею в виду не глистов и блох котячьих. А разумных. Не все разумные – паразиты. Раньше жрали всех подряд, но теперь у нас Конвенция Непоедания.

– Вот, – пригорюнился я, – и у вас Конвенции, и у нас Права Человека.

– Да нам на ваши Прав, болт положить. – Рубанул правду парень.

Я подумал, что Петька и в новом воплощении слегка грубоват.

– А меня чего ж не едите?

– Был бы ты паразитом – враз бы схомячили. – Мило улыбнулась Катька. – Ты, дед, творческий преобразователь окружающей среды.

– То есть создаешь не только говно. – Влез инопланетянин. – Ты под защитой Конвенции.

– А не пойти ли нам в дом?- предложил я, дорогим гостям подхватывая их под руки.

Женщина отдала мне кошку. Потом они прикоснулись к своим коробкам и те исчезли, но на телах инопланетян образовалась одежда. На женщине приятный сарафанчик с васильками. На мужчине шорты цвета хаки и зеленая футболка с ликом ” Юлии – богини победы” В доме я предложил им энергетиков. Они отказались. Не стали пить и коньяк из тайника Земфиры, сказавши, что вещества в чистом состоянии не потребляют. Только в качестве энергии. Но добавки, в виде энергетика, или алкоголя, или табака, в энергию, пока она была еще веществом, любят. Потому что добавки и составляют тот пикантный вкус, за которым они прибыли сюда. Паразиты бывают вкусные.

– Есть у вас такой дядька Билл Гейтс, так он цыфирки научился прессовать. Вот и мы так с энергией.

Оказывается, для выхода из состояния космического перелета им нужна была аномальная зона. Мимо Америки они промахнулись. Вокруг китайской Белой пирамиды полно солдатиков и все при деле. А в таежной Сибири паразитов нет.

– Мы и не надеялись, что эти два паразита появятся так быстро, – делилась впечатлениями Катька, – думали, ждать долго придется. А тут ваша кошка капнула кровью. И все.

Ребята прилетели с целью развития бизнеса. У них небольшая туристическая фирма, специализирующаяся на кулинарных турах. Сейчас они соберут образцы вкусняшек и по возвращению начнут продвигать наше направление. Они предложили мне заключить с ними контракт, исходя из которого, я должен направлять будущие группы туристов по заявленным направлениям. Например, вкус наркомана тоже нравится кому-то. Вот я и должен любителя тухлятинки направит туда, где она водится. Мне скосили одну кошачью жизнь. То есть омолодили на пятнадцать лет нас с Мамой-кисей.

– Ребята, – обратился я к коллегам, после того как выяснилось, что особи земного происхождения до девятнадцати лет включительно, находятся под защитой Конвенции, – у нас тут работы – поле не паханное. Вкусняшек – полно. Сразу могу предложить один золотой миллиард особей разного пола. А прямо сейчас, с целью сбора образцов нам в Киев надо. И в Москву. И в Вашингтон.

Хрен их знает, когда еще появятся отягченные гуманизмом вежливые зеленые человечки, они ж не идиоты к нам на косу высаживаться. Так даже лучше. Я инопланетянам такие поставки налажу, и для гурманов, и в общепит. Политики пойдут, как хот-дог.

(Просмотров за всё время: 8, просмотров сегодня: 1 )
0
Серия произведений:

My horror

Автор публикации

не в сети 15 часов

albInos

474
Времени нет.
Комментарии: 5Публикации: 13Регистрация: 23-05-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Шорты-9Шорты-9
Шорты-9
АП ФиналАП Финал
АП Финал
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх