Романс 2. Грустная сказка с неясным концом, часть 4. Под ударом судьбы (главы 1 – 4)

Когда судьба пробивает Вам пенальти, всегда помните! Удар ещё можно отразить!                                                              _______

Сильный человек плачет в компании с самим собой.                                                                                                                                               _______

Глава 1. Нежеланный праздник

В праздничные выходные с 1 по 3 января мы с Наташей не виделись. Новый год – праздник семейный, вот мы и встречали его каждый в своей семье. Жена со мною все эти дни почти не разговаривала. Её мать заметила столь явное ухудшение наших с ней отношений:

– Праздник, а вы что-то между собой, как кошка с собакой. Что случилось? – не выдержала на второй день теща.

– Мы у них на вечере поругались! – буркнула Валентина

– Там что, наш скромник-зять заигрывать с кем-то пытался?

– Это он дома такой скромник, а на работе – прямо орел! Самых красивых выбирает.

– Валя! Да кому он нужен? Я тут недавно с заведующей Катюшкиного садика разговорилась. Дочь у неё секретаршей работает у них с Пугачевым. Я спросила у неё, как там, мол, новый начальник её дочери? А Вера Яковлевна мне и отвечает;

– Интересовалась я у дочери на счет вашего зятя. Так Алка про него сразу обрезала:

– Страшно необщительный! Ни с кем даже о погоде не разговаривает. Одна работа на уме! В общем тюфяк, самый настоящий …

Я мысленно поблагодарил находчивую Алку за конспирацию. А Валя выдала:

– Ага, тихоня! Ни с кем не общается… Зато к нему вчера подошла такая цырла … чуть в объятия ему при мне не кинулась. Прямо артистка, хоть портрет пиши, да еще и цыганских кровей, похоже …

– А ты не зевай! – вставил молчавший до этого тесть-фронтовик. – Когти распусти и рявкни, мол услышу хоть намек, что клеишься к моему, все патлы твои на кулак намотаю и повыдергую … Вмиг отстанет, курва ощипанная …

– Валя! Саша прежде всего их начальник. Вот они и норовят заигрывать с ним, – теща, молодец, пыталась защитить меня.

– Еще немного и вы ему медаль на шею повесите за то, что он их одернуть не может. Пап, а ту артисточку, что клеится к моему «тюфяку» я заставлю об этом горько пожалеть. Уж, поверь мне! Я её давно учуяла!

При этом жена бросила на меня многообещающий взгляд. Я пожал плечами и сделав вид, что меня это предупреждение не волнует, попытался сменить эту неприятную тему разговора:

– После Новогодних праздников меня вместе с главными специалистами УКХ Дегтярев собрался отправить в самое передовое в минчермете УКХ ММК по обмену опытом. Вот, побуду недельку с родителями …

– И когда вас хотят отправить? – спросил тесть.

– Дегтярев хотел послать нас сразу после 10 января. Но Некрасов на оперативке 29 декабря заявил, что ни одного нашего специалиста никуда не отпустит, пока не закончим ремонт Дворца культуры. А это конец месяца, не раньше.

Постепенно разговор ушел в сторону от опасной темы. Помогла, как ни странно наша Катюшка. Ей осенью исполнилось 5 лет. Мой отец привез её к нам домой за неделю до праздников. И эту неделю она с трудом вытерпела без моих родителей. А тут, услышав, что я собираюсь к ним на неделю, она прямо подскочила ко мне с криком:

– Папа! Ты поедешь к деду с бабой? И я поеду с собой!

Жена тут же просто взбеленилась:

– Ну ты посмотри, а? Не успела вернуться от них и снова рвется туда. Колдуют там родители твои, что ли?

Я тут же среагировал:

– Ну, правильно! Родители у меня колдуны, я у тебя изменщик! Мы прямо не люди, а сплошь, одно несчастье для тебя! Гони тогда нас в три шеи и найди себе счастливую пару.

Тесть опять не выдержал!

– Валя! Давай прекращай ныть! Пошли за стол, пора, наконец, праздник отметить!

На том вроде обстановка и разрядилась. А после третьей рюмки даже спели все дружно пару песен под гармонь, которая каким-то чудом уцелела с войны у старого фронтовика. Последнюю третью песню тесть спел один.

_________

Глава 2. Заговорщики

Все три дня праздников Наташин Валерка дежурил в заводоуправлении. А четвертого числа у него был выходной. И хотя в этот день мы не планировали любовную встречу, все равно еле дождались конца этих праздников. Четвертого числа в 8:00 после оперативки Наташа уже сидела в моей приемной. Забежав сразу вслед за мной, она плотно закрыла дверь и кинулась ко мне. Мы долго не могли оторваться друг от друга.

– Наташенька, милая! Дегтярев с Пугачевым не дадут нам теперь встречаться с тобою. По крайней мере в гостинице?

– Крылов мне еще на вечере сказал, что Дегтярев пообещал лично отобрать у него ключи от 310 номера, если узнает, что мы с тобой там хоть раз встретились. А Пугачев молчит, делает вид, что не видит ничего.

– Наташа, это плохо! Я боюсь, что он готовит какую-нибудь пакость типа – передать моей жене или тестю с тещей компромат на меня. Цель то у него одна – избавиться от меня и вернуть сюда Миронова.

Тут по громкоговорителю Алка сообщила, что звонила секретарь Дегтярева и предупредила, что его шеф с сегодняшнего дня ушел на бюллетень с межпозвонковой грыжей. Еще она передала, что Пугачев теперь должен вместо её шефа контролировать окончание ремонтных работ и пуск в эксплуатацию Дворца в соответствии с утвержденным директором графиком капитального ремонта.

– Это не в первый раз, – сказала Наташа. – Весной он со своей спиной недели две на больничном был.

Тут зазвонил прямой телефон Пугачева:

– Значит, слушай! – сказал мой шеф. – Дегтярев заболел и мне придется вплотную заниматься окончанием ремонта Дворца. Утренние оперативки с завтрашнего дня будешь проводить сам. До обеда я теперь буду во дворце. После обеда появлюсь на час – полтора. Потом, в конце дня снова буду во дворце. Все я уехал. Если будет что срочное, звони или приезжай прямо туда.

– Значит еще пару недель мы сможем пользоваться 310 номером? А за это время я попробую подобрать нам помещение для свиданий. Да, милый?

– А если, например, Пугачев вдруг узнает, что мы с тобой в этом номере, позвонит моей и предложит ей зайти в гостиницу. Ты же с ним давно работаешь, скажи он способен на такую подлость?

– Милый! Я не исключаю такого. Тем более, если он в этом заинтересован.  Но одной ей вряд ли удастся просто так даже подойти к номеру. Посторонних, не проживающих в гостинице, девчонки обычно не пропускают. Только, если в присутствии самого Пугачева.

Тут мне в голову пришла одна мысль.

– Наташенька! А давай мы нашего Алексея Митрофановича попробуем спровоцировать на эту пакость. Все равно у твоего сегодня выходной и в пять часов он уже приедет за тобой на работу.

– Он приедет минут за 15-20 до конца рабочего дня!

– Тем более. Давай, сейчас я позвоню Пугачеву во дворец и отпрошусь у него с работы на час пораньше, то есть в 16:00. А минут через 10-12 позвонишь ты и тоже попросишь отпустить тебя в это же самое время. Скажешь, что мужа не видела целых три дня, соскучилась по нему и так далее …

– Думаешь, это нам поможет?

– Ну, хуже не будет, если он не только вызовет мою жену в гостиницу, но и захочет сам проводить её в 310 номер. И если в итоге его надежды не оправдаются, а моя жена потратит часть своего рабочего времени впустую, может в другой раз у них не будет такого рвения изобличать нас с тобой.

В это время послышался Алкин голос:

– Александр Николаевич! Я зайду?

Я снял трубку её прямого телефона и пригласил её к нам. Алка проходить не стала и доложила сразу, как вошла:

– Звонила жена Пугачева. Эта кобра прямо разоралась в гневе, что мужа нет на месте. Я предложила ей позвонить ему во дворец.

– Щас! – продолжала кричать в трубку эта истеричка. – Прямо бегу и падаю! Я не ищейка, скакать за ним! Передай мужу, чтобы в 15:30 был на месте. Я за ним заеду на нашей Волге. В 16:00 мы должны быть в церкви на крестинах внучки. Витька со Снежаной и нашей Тамарочкой будут ждать нас прямо там. Скажи, пусть ничего не планирует по своей дурацкой работе …

И отключила связь.

– А что? – Вдруг обрадовалась моя Наташа. – Может и правда будет толк от нашей затеи. Алка! Пошли пошепчемся …

И они уселись в приемной. Я только услышал, как она предупредила секретаршу:

– Не звони и ничего не говори Пугачеву. Как будто ты его не видела и не слышала!

_______

Глава 3. Оглушительное фиаско

Я набрал номер телефона ремонтного штаба Дворца культуры, где постоянно располагался Дегтярев и, услышав голос Пугачева, исполнявшего его обязанности, попросил разрешения уйти с работы на час пораньше. К моему удивлению Пугачев мне сразу же дал на это добро. Потом Наташа мне сказала, что он и ей разрешил без проблем «долгожданную встречу с мужем».

После обеда мне пришлось по достоинству оценить весь артистизм и сообразительность наших обеих девчонок. Начальник УКХ появился у себя в кабинете в 13:15. Алка уже минут десять сидела в соседней приемной у скучающей без своего шефа Светки Шаровой. Та заметила проскочившего в свой кабинет Пугачева:

– Ал! Иди на свою вахту. Твой Ирод пришел. О непомерных амбициях Пугачева в УКХ ходили легенды. И те, кто были посмелее, называли его (за глаза, конечно) коротко и ёмко – Ирод!

Алка прошла в свою приемную, отмечая про себя всех, кого по очереди вызывал к себе Пугачев. Наконец, она отметила меня – последнего. Как только я вышел из его кабинета, секретарша услышала тихий сигнал набора номера на своем, параллельном тому, что был у Пугачева, телефоне. Я тоже услышал этот звук и приостановился. Алка подняла параллельную трубку, потом приложила палец к губам:

– Есть, звонит в УКС!

Потом через 3 минуты добавила:

– Все, договорился с вашей Валей встретиться через 20 минут в гостинице. Пообещал ей, что она увидит там незабываемое зрелище. Вот ведь какая подлость, а? Все, закончил! Бежим! Она снова упорхнула к Светке, а я вернулся в свой кабинет и неплотно прикрыл дверь, чтобы Ирод видел меня из приемной.

Через минуту Пугачев вышел из кабинета. Увидев, что я еще не ушел, он напомнил мне, что уже отпустил меня, сказав, что поехал во дворец. Алка, спрятавшись в Светкиной приемной от глаз Пугачева, подождала, пока он спустится на 1 этаж, потом прибежала в свою приемную, приоткрыла мою дверь и сообщила:

– Александр Николаевич! Не уходите никуда. Щас появится мадам Пугачева. Послушаете концерт в её исполнении.

Нелля Модестовна появилась минута в минуту в 16:30. Сразу прошла в кабинет мужа, даже не обратив внимания на Алку. Через 5 минут она приоткрыла дверь кабинета Пугачева и с плохо скрытой угрозой в голосе спросила нашу секретаршу:

– Муж не звонил?

– Нет! – храбро ответила Алка.

– А ты ему передала, что я буду его ждать в 15:30?

– Нет, я его не видела. Мне сказали, что он забегал в обед к себе и сообщил, что находится во дворце, и что потом у него будет какая-то важная встреча в гостинице после 15:00. Кажется, … – Алка заглянула в свой ежедневник, – вот, в номере 310 люкс. Просил, чтобы кому он нужен – подождали его. Он до конца дня зайдет в УКХ к себе на работу.

Пугачиха еще минут десять подождала его в кабинете. Потом, красная от справедливого гнева, выскочила из кабинета и закричала Алке.

– Ну ты подумай, а? Вот идиот! Мы же еще вчера говорили про крестины внучки. Какой, говоришь, там кабинет? 310? Ну я ему щас устрою важную встречу. Вот гад!

Она вышла из кабинета, потом спустилась ко входу и села в свою машину. Минут 5 потеряла на заводку, слишком взвинчена была этими событиями. Я смотрел на её машину из окна, пока она, наконец, не уехала со стоянки возле здания конторы.

Все остальное я досматривал и дослушивал дома, когда моя Валя рассказывала родителям.

– Представляешь, пап! Мне сегодня часа в три дня позвонил Пугачев и пригласил меня посмотреть какую-то важную сцену в нашей гостинице. Ну я подумала про своего скромника, нашего Александра Николаевича, отпросилась у Есина и пришла в это заведение. Он меня встретил и повел на 3-й этаж в 310 номер. Ключ у него уже был с собой. Он пригласил меня в номер и предложил подождать, сказал, что недолго. Мы сели, ждем … Чуть не полчаса ждали, наконец, дверь отворилась и залетает, представляешь кто?

– Кто? – спросил её тесть.

– Его бешеная Нелля Модестовна. Она же несколько лет лечилась в клинике в Оренбурге от психоза. Щас не работает нигде и сидит дома с третьей группой инвалидности.

Так вот забежала, значит, к нам в номер и как увидела меня, когти выпустила и кинулась на Пугачева. Похоже, лицо ему все расцарапала. В волосы ему вцепилась и орет:

– Сволочь! Гад! Урод чертов! В церкви все люди собрались, Снежанкина родня с горисполкома …репортер из газеты…  нашу внучку крестить, а ты негодяй с распутной девкой развлекаешься?

– Что так и назвала тебя – «распутная девка»?

–  Ну да – слово в слово!

– Да я его за эти слова вот этими вот руками …

– Пап! Наплюй и забудь! Жена у него больная! Весь город это знает, кроме тебя одного, наверное. Что её осуждать за это? Но Пугачев-то чего хотел мне показать? Вот идиот! Правильно мне в УКСе девчонки сказали про наше УКХ, что это не контора, а клоака сплетен. В прошлом году там одного специалиста, молодого парня затравили напрочь. Говорят, из-за сплетен повеситься хотел бедняга!

– Я выбежала, а там на выходе директор гостиницы стоял, заместитель Пугачева, Крылов его фамилия. Говорит мне: Пугачев совсем помешался на сплетнях. Полдня меня уговаривал, чтоб я тут целую слежку организовал за его работником. Бабы у нас в УКХ совсем с ума посходили, черте-че плетут. Надоело все! Вот доработаю этот месяц и на пенсию сяду. Последние нервы сберечь …

______

Глава 4. Отзвуки прошлого

Следующие два дня ничего особенного не произошло, кроме разве того, что мы с Наташей решили рискнуть и продолжить встречи в гостинице. Правда Крылов предупредил, что только до выхода с больничного Дегтярева. Как вариант мы прорабатывали вопрос по аренде жилья через объявления, в том числе и в местной газете.

На третий день, когда мы уходили, нас встретил Крылов и попросил зайти к нему в его небольшой кабинет директора гостиницы. Там он предложил нам присесть. Затем открыл сейф, достал из него красивый цыганский платок яркого огненного цвета и подал его Наташе.

– Этот платок оставила на своей постели под подушкой та старая цыганка, что была с бароном. Наверное, специально оставила для тебя, Наташенька!

Наташа взяла в руки этот платок, потом расправила его закинула концы за голову и быстро подвязала его по-цыгански, как будто всю жизнь это делала.

– Ловко ты его надела, – восхитился я.

– И красиво! – сказал Крылов. – У меня мама, когда была жива, точно также подвязывала его.

Наташа сняла платок и стала его разглядывать:

– Зачем же они оставили его мне? Это, наверное, знак – напомнить, чтобы я им позвонила. А вдруг, это мамин платок? Ведь эта старая цыганка наверняка знала мою маму… Нет, я должна им позвонить, прямо сейчас. Можно прямо с вашего телефона?

– Ну,что ж, звони, – разрешил её Крылов

Наташа достала визитку и набрала длинный номер. Пошли гудки вызова. Потом низкий мужской голос ответил:

– Да, я слушаю!

– Это Тагар Зуралович?

– Да, это я! А кто вы?

– Меня зовут Наташа. Я из города … Вы оставили в нашей гостинице для меня визитку и просили позвонить.  Моя мама…

– Да, девочка моя милая, да …Мы так рады, что ты выбрала время позвонить нам. Конечно же мы с Зариной до сих пор помним твою маму. Заринка была её лучшей подругой. А Ту ракирэ́са романэ́с?

– Да! Аи́! Мэ ракира́ва романэ́с.

Голос в трубке звучал достаточно громко, чтобы можно было разобрать слова говорившего. Я понял, что это был за вопрос. Дальше они говорили только по-цыгански. Во время разговора Наташа долго молча и внимательно слушала длинную речь барона. В конце на глазах у неё выступили слезы, и она сказала по-русски:

– Да, я вас поняла. Мне нужно как-то переварить все, что вы сообщили. Но даже сейчас я сразу могу лишь сказать, что хотела бы побывать у мамы на родине. Встретиться и поговорить с тетей Зариной и с теми, кто знал и до сих пор помнит мою маму. Я подумаю, смогу ли я это сделать и обязательно сообщу вам. Спасибо вам и тете Зарине, большое спасибо за все, что вы мне передали, за то, что не забыли маму, спасибо за ваше доброе сердце! Потом видно попрощалась по-цыгански:

Я́ченпэ Дэвлэ́са!

О чем старый барон рассказывал Наташе – я, конечно же, не понял, но догадался, что они звали её в гости.

Наташа сидела молча с поникшей головой. Наверное, вспоминала маму и отца.

– Как же сейчас ей не хватает родных и близких, – подумал я

А Крылов подошел к ней, погладил её по голове и спросил:

– Что, девочка моя, маму вспомнила?

Наташа поднялась со стула и уткнулась носом в грудь старого агронома. Потом несколько раз всхлипнула.

– А скажи, Наташенька, мама никогда не жалела, что ушла с отцом из табора.

– Нет, нет! Как-то даже испуганно ответила Наташа. Она папу очень любила.

– Да! – сказал Крылов. Любила, иначе твоим отцом мог бы стать я.

– Вы и так были и есть мне как отец! – сказала в ответ Наташа, обняла его за шею и чмокнула в щеку. И мы ушли.

______

Всю следующую неделю мы продолжали встречаться у Крылова в гостинице. Никто нас больше не пытался выслеживать. Пугачев не вылезал из Дворца. Делами УКХ он совсем почти перестал заниматься. И моя Валентина немного успокоилась и даже на третий день купила билеты в кино на вечерний сеанс. Сказав мне при этом:

– Ты ведь сам даже не догадаешься! Совсем не куда не ходим с тобой.

– Ну, точно! – поддакнул я жене. – Совсем заработался …

И мы сходили в кино. Так совпало, что в этот день у Валерки Кокошина был выходной.

А в конце недели в пятницу вышел с больничного Дегтярев.

____________

10

Автор публикации

не в сети 2 недели

Fluid

1 247
Комментарии: 7Публикации: 56Регистрация: 09-03-2022
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Шорты-36Шорты-36
Шорты-36
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

0
Напишите комментарийx
Прокрутить вверх