Сначала конец – потом начало

Город странный для Сказки, неспокойный, неприветливый. Город тяжёлый и недружелюбный. И Рассказывающий Сказки идёт сквозь него, стараясь не задевать и рукавом цветастого пальто облачка удушливого серого дыма, покрывающие дорогу. Он сопит и щурится, скашивая глаза к переносице, заставляя всё расплываться и двоиться. Вот два фонарных столба и два пса, задирающие около них заднюю лапу. Вот две серые остеклённые многоэтажки, испачканные понизу одинаковыми цветными пятнами. А вот два мальчика в длинных розовых футболках бегут прямо на него, видимо собираясь окружить глупого взрослого, зайдя с двух сторон. Сказки возвращает глаза на место, и зрение проясняется. Вовсе не собираются окружать его никакие шустрые мальчики, он всего один. Круглый рыжий мальчик с веснушками на щеках и розовыми круглыми очками на носу проносится мимо, а Сказки, провожая его взглядом, наконец-то улыбается, подкручивает горячо любимые усы, поправляет гладкую бороду и идёт дальше. Он думает, что возможно не так уж и плох этот негостеприимный город, если по нему ещё бегают такие шустрые мальчишки.

– Простите-простите, а вы не видели девушку с большими ушами и большими глазами?

– Извините, платье, такое песочное и шуршащее, на невысокой девушке, мимо не пробегало?

– Волосы длинные и за всё цепляются. Они могут ухватиться за вашу руку, если такое случится, пожалуйста, позовите меня и не отпускайте её, пока я не приду. Что? Конечно, я услышу.

Где бы ни проходил Сказки, помимо того, что донимал прохожих, он везде развешивал незаметные им колокольчики и скреплял их призрачной паутинкой. Он ведь не шутил, говоря о волосах Волнами, рано или поздно они сыграют свою мелодию на его паутинке. А пока Рассказывающий Сказки ждёт, он продолжит развешивать колокольчики, и разбежавшиеся во все стороны гномики будут ему помогать. Он станет армией пауков, и одна маленькая пронырливая стрекоза точно не сможет проскочить мимо его паутины.

Сказки беспокоился и за Спорящую с Волнами, и за себя, и за Очага с Папирусом, которые остались в другом месте и в другом времени, а они ведь даже не знают, что произошло. А произошёл Эксперимент! В исключительно научно-любопытных целях. Ну, может ещё в упрямо-доказательных, специально для Завёрнутого в Папирус. Волнами хотела убедить и его, и себя, что способна усмирить временную магию самостоятельно, без всяких метафорических костылей. Костылями же Волнами обозвала странного вида большой часовой механизм с кабиной для пользователя, который должен был «упорядочить движение её природной магии», как выразился Папирус. По правде говоря, самого механизма в наличии не было, зато имелся чертёж, обнаруженный вышеупомянутым колдуном в недрах Очаговой библиотеки.

В конечном счёте, волшебница решила, что овладеть своими способностями раньше, чем Папирус с Очагом закончат собирать «чёртовы костыли» – дело чести. Дом разделился на две половины, на одной из которых что-то беспрестанно скрипело, звякало и шуршало, а на другой грохало, взрывалось и взвизгивало. Время от времени в потенциально опасной зоне появлялся Очаг, коего Волнами совершенно заслуженно записала в предатели. Он пробовал уговоры – мол, механизм нужен на всякий чрезвычайный случай, просто попробуешь один раз, в конце концов, это интересно, и ещё – мы-де в тебя верим, а вот Папируса ты своей подозрительностью обижаешь. Ещё Очаг пытался задобрить её едой, от которой волшебница не отказывалась, но продолжала шипеть на него разозлённой кошкой. Справедливости ради, Волнами куда больше сомневалась в самой находке, чем в способности Папируса следовать инструкции.

Рассказывающий Сказки на тот момент навещал собственный дом и о расколе не имел ни малейшего понятия, но когда вернулся, незамедлительно уравнял чаши весов в этом противостоянии. На Очага рассерженными котами они шипели уже вдвоём.

Надо признать, Сказки не имел ничего против идеи Папируса, а положению Очага даже сочувствовал, но так уж сложилось, что в компании приятного человека он не побрезговал бы и со скалы спрыгнуть, а тут… выбор был очевиден. Спорящая с Волнами до прихода Сказки как раз переживала первую личную драму. Нет, сдаваться она вовсе не собиралась, но перед Очагом было совестно. Волшебница расстраивалась, а следом за ней расстраивалась и магия. Вместо того чтобы истлеть от старости, новенький комод возвращался к состоянию почтенного толстого дуба. А молодая кошка Бася предпочла не меняться местами со своей пожилой версией, а прямо на глазах хозяйки и к собственному ужасу раздуться в боках и родить четверых здоровых котят всего за одну минуту. Наблюдая за шокирующей сценой, девушка стоически давила в себе малодушное желание позвать Очага, тем самым подтвердив собственную несостоятельность. На её счастье, Сказки избрал для возвращения именно этот момент и никакой другой. Первым его порывом было также позвать Очага, разумеется, чтобы поделиться радостью, ну, и особой честью поухаживать за роженицей и котятами. Однако сей порыв тот час был потушен хозяйкой кошки, и Рассказывающему Сказки пришлось принять эту особую честь на себя.

После того  как волшебники поделили между собой обязанности, они вновь приступили к тренировкам. Учиться стало значительно спокойней и веселей, угрызения совести Волнами тоже больше не мучали. Магия стала почти послушной, во всяком случае, комод вернулся на место. Важным пунктом программы усмирения собственной силы, которую составил для неё Сказки, как ни странно стало умение себя ограничивать. Всё, что Волнами ни делала, всё получалось чересчур. Самопровозглашённый наставник никогда не был против того, чтобы действовать с размахом, но, как он считал, в хаосе собственного творчества чародей должен плавать как рыба в воде. Волнами же изумлялась каждому удачному и неудачному опыту, что, по мнению Сказки, было категорически неверно.

– Нельзя ждать от себя подвоха, – увещевал Сказки.

– Я просто удивляюсь тому, что получается.

– А должна не удивляться, а удивлять.

– Вот когда всё будет выходить так, как планировалось, я перестану удивляться.

– Пока ты не поверишь, что у тебя выходит, у тебя и не выйдет, – настаивал маг.

– Наоборот вообще-то. Заговариваешься? – хихикнула Волнами, устраиваясь на софе.

– Нет, нет и нет! Запомни – для чародея всё наоборот. Сначала конец – потом начало. Сначала читаешь книгу – потом пишешь её. Если ты поешь, то будешь чувствовать голод, обойдёшься без еды – будешь сыта. Самый первый шаг – всегда считай и говори другим, что всё идёт по плану.

– Даже если я ошибаюсь?

– Ты не ошибаешься, ты просто не знаешь, что нуждаешься в полученном результате.

– То есть я должна убедить себя в этом? – пробубнила Волнами в подушку.

– Ты должна это понять, – мягко возразил Сказки.

Следующей попыткой они собирались переместиться на несколько дней вперёд. Что ж, вышло несколько дальше, и, наверное, по мнению Волнами, это серьёзное отклонение. Рассказывающий Сказки же со своей стороны считал, что его ученице выпала хорошая возможность принять новую для себя точку зрения. Вот только, с того самого момента как он оказался в XXI веке, уже несколько часов к ряду он здесь совершенно один, в смысле, без Волнами. Очевидно, перенесла она одного его, и теперь придётся ждать, пока его отыщут. А может Спорящая с Волнами просто от него утомилась и ещё несколько дней искать не будет? Сказки весело фыркнул. А почему бы и нет? Сказки иногда и сам от себя устаёт, вот, например, прямо сейчас. Чёрт его дёрнул пробовать местную еду, да ещё в таком количестве. Он, очевидно, переел, и теперь его мутило. Поэтому волшебник ни нашёл ничего лучше, чем развалиться на траве в ближайшем парке и уснуть.

* * *

Для Волнами, которой всё-таки удалось оказаться в намеченной точке времени и пространства, это был успех. Тем ни менее, сразу стало понятно, что успех весьма относительный. Собрата путешественника рядом не оказалось, зато с первого этажа доносились громкие, выразительные речи Рассказывающего Сказки. Прокравшись к входу в библиотеку, Волнами замерла, вслушиваясь в собственный голос, совершенно естественно подхвативший нить повествования Сказки. Она не раз сама наблюдала его выступления, но рассказывать одну историю вместе с ним ей ещё не приходилось. О, а как было бы здорово! Та Волнами, что находилась в библиотеке, держалась уверенно и повествование вела красиво и плавно. «Но я так не умею! Сколько же времени мне придётся потратить, чтобы оказаться там и говорить так?» Дальше девушка решила не слушать, она пошла в комнату, отведённую Очагом для Сказки.

С одной стороны она немного завидовала той себе, которая осталась в библиотеке, а с другой она была рада, что так скоро удалось убедиться в том, что у неё получится найти Рассказывающего Сказки и вернуть их обоих в этот день, сколько бы времени ей на это ни потребовалось. Эти мысли привели её к новому решению – можно сделать небольшой перерыв и настроиться на работу. Если конечный результат уже известен, не так уж важно, сколько неудач ожидает по дороге к нему.

В комнате Сказки царил контролируемый беспорядок, который никогда не исчезал и только изредка стратегически изменял свой ландшафт. Сторожащий Очаг говорил, что эта комната окончательно закрепилась за Сказки и теперь пытается походить на его дом, как щенок, подражающий большому соседскому псу.

Ничтоже сумняшеся, Волнами обследовала вещи колдуна в поисках чего-нибудь, что помогло бы найти дорогу к его жилищу. Так она обзавелась шляпой с отпечатком чужой магии, по которому можно взять след, тростью изумрудного цвета, увенчанной наливным красным яблочком, которая вполне подходила на роль лозы, и котом. Последний был обнаружен в ящике письменного стола и, стоило ему открыться, немедленно атаковал чужую руку своей мягкой лапкой. Извлечённый из ящика кот, казалось, весь состоял из приятных мягких округлостей, обладал шерстью песочного цвета и поперечными полосами в тон яичных желтков на спине. В целом он очень походил на большую плюшевую игрушку и предложил услуги проводника сам.

– А теперь идём в гости! – воодушевлённо постановила Волнами. Отсутствие хозяина при этом никого особо не смущало.

 

* * *

Проводник вывел волшебницу к нужному месту на третий день пути. Странное здание стало заметно ещё загодя, из-за верхушек деревьев в небо поднялся шпиль высокой белой башни, как будто хотел убедиться, что путники не пройдут мимо. Подхватив кота на руки и придерживая трость подмышкой, Волнами вскочила на верхушку ближайшей ели. Отсюда стало заметно, что башня представляла собой конус, на верхушке которого начал надуваться шар.

В один прыжок девушка оказалась прямо перед домом, и тогда он начал своё представление. У основания башни из земли проклюнулись новые конусы, по мере роста они заворачивались к низу, пригибаемые тяжестью разноцветных прозрачных шаров на верхушках. Всё строение очень скоро налилось краской и теперь напоминало шутовской колпак. Волнами восхищённо зааплодировала. Мастер заслуживал того, чтобы его старания оценили. В ответ на это шары польщённо засветились, а в одном из конусов появилась дверь. Девушка сделала вежливый реверанс и потянула ручку на себя. Радушный хозяин, однако, не дал гостье возможности неспешно ознакомиться с внутренним убранством. Ковёр, изогнувшись изящной волной, понёс её вперёд и вверх по коридору мимо роскошных обоев, зеркал, мебели, передавая попеременно заботам лестниц, стен и потолка. Волшебницу перемещали по дому быстро, но аккуратно,  даже бережно. В какой-то момент ей удалось ухватить кресло и продолжать экскурсию с некоторым комфортом, вот только кота где-то по дороге она выпустила из рук, а, следовательно, потеряла, скорее всего, безвозвратно. «Надо как-то тормозить». Придя к такому выводу, Волнами изо всех сил вцепилась в ручку сундука, призывно высунувшегося прямо из потолка вместо люстры. Дальше её понесло вперёд вместе с сундуком. Не решаясь разжать пальцы, Волнами беспомощно болтала ногами в воздухе.

–  Хватит, позволь мне пройтись самой, – на удачу попросила гостья. Реакции, однако, не последовало.

«Самое время колдовать! А как? Никакая бытовая магия здесь не поможет. Как ты там говорил, Сказки? Сначала конец, потом начало. То есть мне сначала прыгать, а там как-нибудь магия эту карусель остановит? Если разобьюсь, это будет на твоей совести». Кивнув самой себе, она разжала пальцы: Стоп!

Скатившись вниз по тяжёлой шторе как по горке, Волнами смогла оценить, что коридор замер. На самом деле замер весь дом вместе с котами и белками, остановились даже часы. Среди всего этого почему-то казалось важным вытащить из потолка сундук, с чем она, пусть и не с первой попытки, но справилась. Он выглядел не новым, но дорогим и ухоженным, из светлого дерева с плоской крышкой, украшенной изображением какого-то города с башнями и куполами. Открыть сундук не вышло, но оставлять его почему-то не хотелось. К счастью, находка оказалась необыкновенно лёгкой, и управиться с ней было несложно. Довольная собой, Волнами поправила шляпу, вытащила трость из-за пояса платья и отправилась осматриваться пешим ходом.

* * *

– Кто может меня упрекнуть, что я опасаюсь заходить в этот дом? Даже когда Сказки за ним следит, приходится быть начеку. Он как-то отошёл заварить чай, и я заплутала здесь на неделю, туфли до сих пор где-то здесь, – колдунья настороженно обвела взглядом круглую розовую кухоньку, как будто ожидала, что туфли выскочат на неё с полки серванта.

Когда Спорящая с Волнами услышала снаружи крик и выглянула проверить, кто пожаловал, гостья сначала и правда отказывалась войти, потому что «Так Сказки нет дома?», «А где его искать? У меня зелья просрочатся, сам же заказывал!» Однако любопытство пересилило, ведь «А я вас раньше не видела» и «Как так дом вас слушается?». Сама гостья представилась как «Ягодка во Мху – лучший зельевар этого столетия». По её словам, как Рассказывающего Сказки, так и Сторожащего Очаг она знает давно. Для себя Волнами определила Ягодку как обаятельную, но развязную колдунью. Новая знакомая вызывала симпатию, однако Волнами коробило, что друзья ничего о ней не рассказывали, на что она простодушно посетовала.

– Успеют они тебя со всеми перезнакомить, – махнула рукой Ягодка, – ещё устанешь руки пожимать. По Очагу, может, и не скажешь, но он тоже весьма общительный. Правда, это явление сезонное, его ещё застать надо, – она весело хлюпнула чаем.

Волнами решила с ней согласиться. Вообще она была искренне рада тому, что Ягодка взялась занести зелья именно сегодня. Первая встреча с другой ведьмой была событием волнительным и интересным. Она как будто впервые вышла во внешний мир и столкнулась с его обитателями, от которых её как юную и неопытную раньше ограждали. Ну, это было недалеко от истины.

Волнами, впрочем, Ягодку не боялась. Даже если колдунья местами привирала, что свойственно, очевидно, всем магам, дом её впустил, и кот, который всё-таки нашёлся, встретил её вполне благосклонно. А Волнами, как она это поняла, была для зверя кем-то вроде котёнка, а значит под своеобразной опекой. Особо полагаться на неё волшебница, конечно, не собиралась, но всё-таки.

– Вот уж не думала, что у этого дома когда-нибудь появится хозяйка. Это событие нужно отметить хотя бы тортиком, – Ягодка отсалютовала Волнами чашкой.

Сама Спорящая с Волнами считала, что называть себя тут хозяйкой будет громковато и рановато. Она предпочитала думать, что хотя бы понравилась этому дому, судя по тому, как заботливо чайник спешил наполнить её чашку. Однако не исключено, что домик боялся очередной «заморозки» в её исполнении.

– Так ты говоришь, я могу оставить зелья здесь? Было бы чудесно. Дожидаться Сказки, по правде говоря, нет никакого времени.

Что ж, Волнами порадовалась тому, что такая занятая Ягодка нашла время на чаепитие. Всё их общение напоминало ритуальное обнюхивание и покусывание, и это не могло не забавлять.

– Сказки будет не раньше вечера, но, возможно, что и завтра, – пожала плечами Волнами.

– Хм. Я определённо не могла о тебе не слышать. Ты молодой маг, не так ли? – Ягодка подпёрла подбородок кулачком и лениво накручивала на наманикюренный пальчик прядь тёмно-зелёных волос.

– Да. Я временно гощу у Очага, они со Сказки меня обучают.

– Они могущественные маги, – со значением кивнула Ягодка, и улыбнулась, блеснув выступающим правым клычком, – но в роли учителей я их не представляю.

– Ну, мне, конечно, не с чем сравнить. Но, на мой взгляд, они справляются, – вернула улыбку Волнами. – Только зельеварением я ещё не занималась. А ты лучший зельевар этого века?

– Да, и тебе повезло, я хороший учитель. Но оставаться на одном месте для меня неудобно. Я много путешествую, чтобы находить интересные заказы и ингредиенты.

Волнами в задумчивости закусила губу. В итоге разговор пришёл к тому, чего она хотела. Что с этого Ягодке? Насколько знала Волнами, сильные маги рождаются редко. И даже если Ягодка во Мху не станет для Спорящей с Волнами первым и самым значимым наставником, быть тем, кто выведет новичка «в свет» – это весомо. И потом, если Ягодка подруга Сказки и Очага, она без сомнений любит приключения. А намечается именно оно.

– О, это звучит как то, чего мне не хватает, – улыбнулась Волнами. – Я была бы очень признательна, если бы ты согласилась меня учить.

Ягодка определённо была интересной, по крайней мере, с точки зрения Волнами, выглядела она необычно. Вишнёвые губы, зелёные волосы в причёске с начёсом, крупный нос. А столько воланов и кружев на платьях она вообще никогда не видела. Стоило пойти с ней хотя бы ради того, чтобы узнать, все ли ведьмы выглядят так же экстравагантно.

* * *

Волнами забрала с собой трость, шляпу и кота, и оставила на стене картину – единственное, что больше не сдвинулось с места после её ухода.

Звезда, отколовшаяся от созвездия, падает в море, следом за ней из воды вырывается дельфин, на берег опускается уже человек. Девушка с длинными светло-русыми волосами.

* * *

Сказки разбудил перезвон колокольчиков. Гномики возбуждённо прыгали вокруг него и махали руками в сторону источника звука. Волшебник же не торопился вставать, он внимательно слушал. Паутинки доносили до него весёлую лёгкую мелодию. Сказки поднялся и двинулся по следу, вслушиваясь в музыку колокольчиков. Недавно прошёл дождь, и капли на паутинке дрожали и светились на солнце. Крохотная девушка, не больше его, Сказки, гномиков, танцевала на поверхности глубокой лужи. Она внимательно следила за своими ногами, и за рябью, которая расходилась по воде, а волосы дёргали призрачную паутинку в такт её движениям.

Сказки замер в шаге от лужи вместе со своими гномиками и вежливо ожидал логического завершения танца. Наконец прозвучала последняя нота, и светлые волосы, отцепившись от паутины, рассыпались по плечам. Только тогда она подняла голову и встретилась с ним глазами.

– Кажется, я многое пропустил, – улыбнулся Сказки.

– Я ознакомлю тебя с перечнем, – серьёзно кивнула Волнами.

Она вернула себе нормальный рост. Видеть Сказки таким огромным было, конечно, забавно, но обнимать его так было намного удобнее.

– Извини, что так долго.

Для Рассказывающего Сказки прошёл день, но для Спорящей с Волнами – пара лет. Зато теперь она точно могла сказать, почему решила переродиться прямо на том корабле.

(Просмотров за всё время: 8, просмотров сегодня: 1 )
0

Автор публикации

не в сети 4 недели

Crazy-White Rabbit

20
Комментарии: 0Публикации: 7Регистрация: 22-09-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Шорты-9Шорты-9
Шорты-9
АП ФиналАП Финал
АП Финал
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх