Яблочный вкус неба

– Обратите внимание на уникальный архипелаг левитирующих островов, который мы можем наблюдать в атмосфере с северной стороны! – стюард монотонно наговаривал заученный текст, стараясь привлечь внимание туристов, – Это одно из наиболее многочисленных скоплений поднявшейся суши планеты Волант. Осторожнее, господа, не толпитесь у панорамного окна, можно пройти к следующему, места хватит всем.

Кенди бросила на толпу зевак скучающий взор. Красоты Воланта мало ее интересовали, она вполне была довольна бокалом текилы санрайз, которую потягивала, сидя на мягком, бархатном диванчике.

– Как я вас понимаю, мисс Ройсс! Вторая неделя круиза – невыносимая скука!

К ней опять подсел этот щеголеватый юнец Неулл Нотт, не дающий Кенди прохода уже третий день подряд. Он раздражал ее буквально всем: и своим голубоватым оттенком кожи, и благородным антаресским происхождением, и манерой изъясняться, и… и своей курносостью, в конце концов!

– Отчего же, мне просто звездец как ве-е… – она открыла рот и демонстративно зевнула, – Ве-е-есело!

Стюард тем временем рассказывал о “камнях” – левитирующей руде, которая и отрывала от поверхности планеты целые острова, десятилетиями бороздящие воздушный океан планеты.

– Я думаю получить лицензию на строительство и возвести на одном из этих летунов особнячок, – Неулл посмотрел на девушку, – Как считаете?

– Один, два, три… Столбиком… 

– Что, простите?

Она махнула рукой – ничего, мол, не обращай внимания. Вручила ему опустевший бокал, молча встала, отправилась вдоль по кольцевой палубе.

Интерьеры лайнера создавались с учётом вкусов самой взыскательной публики, за образец были взяты салоны шикарных морских судов, популярных на Земле пару веков назад. Колоннады, витражные панорамные окна, меняющие цвет стёкол и прозрачность, изящная мебель, бархат, позолота – простому смертному не хватит и полжизни, чтобы накопить на такое путешествие.

Кенди остановилась у входа в корабельный зверинец. Услужливый стюард протянул ей браслет.

– Мы не держим опасных животных, госпожа, но в самом центре есть открытый вольер для толиманского интерфекторума, и чтобы обезопасить…

– Я знаю, знаю. Он чувствителен к радиоизлучению и не посмеет приблизиться к человеку с браслетом. Спасибо!

Она натянула на руку силиконовый ремешок, вошла на территорию зверинца. Как правило, такие места пассажиры проходили вдоль и поперек в первые же дни путешествия, быстро теряя к ним интерес. Поэтому сейчас здесь было немноголюдно. Можно спокойно прогуливаться, оставаясь наедине с собой, своими мыслями, наслаждаясь пением экзотических птиц и услаждая взор пестротой морских обитателей, снующих за толстыми стенками аквариумов.

– Отчего же вы меня покинули, мисс Ройсс?

Она закатила глаза, выдавила из себя раздраженное “О-о-о-о-о…”.

– Или мне следовало бы называть вас… мадемуазель Тромперье?

Кенди замерла, но тут же совладала с собой, приняла непринужденную позу, улыбнулась.

– О чем вы, Неулл?

– Перестаньте, – он говорил тихо, но уверенно, – Как бы вы не пытались заметать следы, дорогая, шлейф одураченных миллиардеров протянулся через всю галактику.

Девушка сглотнула.

– Я не понимаю… Вы меня с кем-то путаете! И с чего бы вдруг молодому жиголо интересоваться криминальной хроникой?

Неулл выудил из кармана пиджака значок, раскрыл его перед лицом мисс Ройсс. “Специальный агент Нотт, отдел морали и нравов Императорской жандармерии”. Она почувствовала, как внутри у нее все похолодело.

– Что ж… Хм… Признаться, вы меня удивили, агент. Я была о вас худшего мнения, – Кенди уже не пыталась скрыть волнение, – Впрочем, это, как я понимаю, было мнение не о вас, а о вашем прикрытии. О вашей легенде “голубых кровей”.

Он снисходительно улыбнулся, взял ее под локоть.

– Давайте пройдемся, посмотрим на зверей. Вот на этого например, можно долго любоваться, – они проходили мимо вольера интерфекторума, шестилапого чудовища, отдаленно напоминающего медведя, – Хотя сейчас он не в настроении.

Зверь едва заметно передвигался в тени, стараясь оставаться незамеченным. Выдавал его только блеск желтых глаз.

– У вас ведь не будет возможности гулять до конца путешествия, милочка. Придется сидеть под арестом в своей каюте, вплоть до прибытия.

Она нервно дернула рукой, пытаясь высвободить локоть, но безуспешно.

– Я буду все отрицать. Посмотрим, что жандармерия сумеет навысасывать из пальца против Кенди Ройсс. Любой адвокат сравняет вас с землей. Вы мне еще должны останетесь!

Неулл усмехнулся. Он вывел ее на другую сторону кольцевой палубы, попутно раскланиваясь со знакомыми пассажирами. Подвел к окну.

– Может, все-таки добровольное признание? Облегчите свою участь, мисс. Вы еще так молоды, и суд может проявить снисхождение.

– Не дождетесь!

В динамиках, встроенных в потолок, мелодичный джингл предупредил о сообщении.

– Уважаемые пассажиры! Лайнер “Йорокоби” покидает орбиту планеты Волант. Мы выходим на расчетную траекторию гиперпространственного прыжка, прямо сейчас вы можете наблюдать, как наш корабль раскрывает фотонные рефлекторы, чтобы поймать солнечный ветер и разогнаться до необходимой скорости.

Кенди и Неулл дружно посмотрели в окно. Со стороны кормы разворачивалась грандиозная конструкция, превращаясь в сегментированный круг почти километрового диаметра. Свет звезды, преломляющийся в тонких пластинках рефлекторов, горел алым огнем. По корпусу корабля прошла легкая вибрация, “Йорокоби” нащупал парусом поток фотонов.

– Ну вот и все! Последняя остановка позади. Ещё пять дней и мы будем в столице. Советую хорошенько подумать в оставшееся время, дорогая Кенди, чтобы не ударить в грязь этим милым личиком. 

Сильный толчок заставил девушку удариться лицом в широкую грудь агента Нотта. Она охнула, прикрыла лицо рукой. Из ее носа потекла струйка крови.

– Что за черт? – Неулл огляделся по сторонам, снова посмотрел в окно.

Мимо лайнера яркими росчерками пролетели несколько метеоров. Один из них, видимо, попал в парус – огромный круг был продырявлен, несколько сегментов смялись, и корабль, потеряв равномерное ускорение, стал отклоняться от курса, закручиваясь вокруг своей оси.

– Этого не может быть, – пробормотал себе под нос Неулл, – Почему не сработало защитное поле?

– Да потому что поле отключают, когда раскрывается парус! Бестолочь жандармская… 

Корабль снова вздрогнул, сильнее прежнего. Раздались крики, где-то зазвенела то ли разбитая посуда, то ли упавшая люстра. Мимо пробежал один из членов экипажа – бледный, встревоженный, вслед ему летели вопросы от пассажиров, на которых он даже не взглянул.

– Внимание! Говорит старший помощник капитана Эндрю Свитчман! Просьба всем сохранять спокойствие!

И тут старпома перебила автоматика лайнера, огласив корабль визгливой сиреной. Металлический голос сообщил: “Аварийная ситуация! Аварийная ситуация! Угроза разгерметизации! Всем занять места в спасательных капсулах! Повторяю…”.

Кенди посмотрела на агента. Лицо его было таким же бледным, как и у того матроса. Казалось, Неулл от страха не способен был сдвинуться с места.

– Без паники! Ситуация находится под контролем! – снова влез старпом, стараясь перекричать глас бортовой системы безопасности.

– …Аварийная ситуация! Угроза разгерметизации!..

– …Никакой опасности! Сохраняйте спокойствие! Пройдите в свои каюты!

Кенди огляделась. Индикатор “спасательные капсулы” призывно мигал, указывая в сторону зверинца.

– Ты как хочешь, а я здесь не останусь! – она вскочила на ноги.

Неулл в последний момент попытался ухватить ее за руку, но не удержал. Кенди рванула по коридору, между прозрачными и открытыми вольерами, аквариумами, клетками. Рядом с ней что-то лязгнуло: стальной контейнер накрыл семейку касторийских барсуков. Почти сразу другие контейнеры стали опускаться и в остальных вольерах. Даже интерфекторум оказался заперт в металлической коробке.

“Здесь!”. Кенди заметила лестницу, ведущую вниз, над которой горел еще один аншлаг “спасательные капсулы”. Уже спустившись, она услышала крик:

– Мисс Ройсс! Не делайте глупостей! Пройдемте в каюту!

– Щас… – она задрала подол вечернего платья и забралась в капсулу.

Когда агент Нотт спустился следом, кабина уже закрылась. Кенди не слышала, что он кричал, видела только, как Неулл барабанил по стеклу и затравленно озирался по сторонам. Она показала ему фигу.

На панели приборов бежала красная строка: “Пристегните ремень. Положите руки на колени. Не покидайте кабину до отключения аварийного сигнала. В случае опасности отстрел произойдет автоматически. Пристегните ремень…”.

“Ладно! Нам терять нечего. Посидим, подо… А-а-а-а-а!!!”. Капсула вдруг провалилась куда-то вниз, с огромной скоростью пролетела по шахте и вынырнула в безвоздушном пространстве. Мир вокруг – звезды, корабль, планета – кувыркались в беспорядочной, хаотичной пляске. Кенди визжала, потом закрыла рот рукой, ее стало мутить. Она лихорадочно оглядывалась в поисках гигиенического пакета, но так его и не нашла. Зажмурилась, стала молиться, хотя никогда не была верующим человеком.

Капсулу несколько раз хорошенько тряхнуло. Потом что-то вспыхнуло, проникая ярким светом даже сквозь сомкнутые веки. Кенди не выдержала, посмотрела. Огромная туша лайнера разлеталась на кусочки.

– Мать моя женщина… – девушка глядела на гибель “Йорокоби” широко раскрытыми глазами. Она не замечала, что стабилизаторы капсулы уже выровняли ее положение, что спасательная скорлупка по пологой дуге входит в атмосферу Воланта.

Стекло лизнули языки пламени. Снова тряска, визг, и прорвавшийся вдруг шум атмосферы. Несколько минут за бортом бушевал огненный смерчь, потом все стихло, остался лишь свист ветра. На стекло проецировались цифры: 1850, 1800, 1750… Прибор на секунду задумался, и потом вдруг выдал – 150, 100… Кабина вздрогнула в последний раз, завыли тормозные дюзы. Мягкий толчок и тишина.

“Чтобы открыть стекло, поверните кран против часовой стрелки. Чтобы открыть стекло…”.

– Да слышу я, слышу.

Она повернула кран. Зашипели клапаны, выровнялось давление. Колпак кабины откинулся назад.

– Все, девочка, накаталась. Вылезай, – ей пришлось снова собирать подол платья в гармошку, чтобы ни за что не зацепиться. Очутившись на земле, Кенди задрала голову. Голубое небо искрилось от множества звездочек, сгорающих в атмосфере. Некоторые даже проносились со свистом неподалеку, всего в нескольких километрах.

Кенди медленно опустила голову. С первого взгляда ей показалось, что она стоит на вершине огромного холма, поросшего кустами и низкорослыми деревьями. Чистый воздух планеты нёс в себе едва уловимый аромат, чем-то напомнивший Кенди запах свежего, только что откушенного яблока. Совсем рядом виднелось еще несколько “вершин”. Девушка сделала шаг вперед, вытянула шею, стараясь заглянуть за видимую границу макушки холма… И отшатнулась в ужасе. Это остров! Один из левитирующих островов Воланта. Там, за его пределами – бездна.

– Ой, ой… – Кенди снова стало дурно, она отошла к спасательной капсуле, села на землю. “Ну все, теперь влипла по-настоящему!”.

Сверху послышался нарастающий свист. Кенди вжала голову в плечи, закрыла глаза: шансы на то, что один из обломков “Йорокоби” сейчас ее накроет, она расценивала как пятьдесят на пятьдесят. Но в тот момент, когда оплавленный кусок металла, казалось, уже должен был врезаться в остров, свист стал вдруг стихать и плавно перешел в подвывание тормозных дюз. Кенди открыла один глаз, потом другой. Еще одна капсула! Слава богу, теперь она не одна на планете! Вот только… Капсула приземлялась не на ее острове, а на соседнем, который левитировал на той же высоте, но дальше, метрах в пятидесяти.

– Да ладно… Ну почему, почему-у-у?!

Девушка подошла к краю острова настолько близко, насколько ей позволяла смелость. Сложила ладонь козырьком. Она старалась разглядеть человека, который в этот момент выбирался из кабины. Человек спрыгнул на землю, увидел ее и приветственно помахал рукой.

– Это просто праздник какой-то, – она пыталась быть ироничной, чтобы как-то себя успокоить.

Кенди криво улыбнулась, махнула Неуллу в ответ.

– Здавствуйте мисс Ройсс! – ветер относил его голос в сторону, но если кричать громко, то они вполне могли слышать друг друга.

– Мы уже виделись сегодня! – крикнула она в ответ.

Неулл кивнул.

– Как бы нам… перебраться? Вы ко мне, или я к вам?

– Это вы меня спрашиваете?

– Я просто… просто размышляю.

– Отлично, – сказала она сама себе, уже не напрягая голос, – Он размышляет.

Сверху снова послышался свист. Кенди подняла голову, но ничего не увидела – свет местного солнца слепил ей глаза. Опустила взгляд. Жмуриться не стала, но опять вжала голову в плечи. “Падай, чего уж там. Бежать мне все равно некуда”.

И снова подвывание тормозных дюз, но в этот раз приземление капсулы не было столь мягким, как у нее или агента Нотта – остров хорошенько тряхнуло, когда еще одна жертва кораблекрушения опустилась на его противоположный конец. Не долго думая, Кенди бросилась через перелесок, проклиная вечернее платье, цепляющееся за все ветки. “Кто бы это ни был, хуже, чем жандармская ищейка, быть уже не может!”. Девушка выскочила на оперативный простор, оставив на колючках последнего куста оторвавшуюся шелковую ленту. Затормозила, неуклюже подворачивая ноги в туфлях.

– Ага, – она сбросила туфли, облизала вдруг пересохшие губы.

Перед ней стоял большой контейнер.

– Это ведь не то, что я думаю?

В наступившей тишине раздавались только крики Неулла, но разобрать, что он кричит, отсюда было невозможно.

– Да и все равно сама эта штука не откроется. Ведь не откроется?

Контейнер вздрогнул от сильного удара изнутри, заставив Кенди подпрыгнуть на месте. Вспомнив о чем-то, она осмотрела себя, подняла одну руку, другую – с облегчением выдохнула. “Хоть браслет при мне!”.

Переминаясь с ноги на ногу она сосредоточенно размышляла. Закусила губу, решилась, сделала несколько осторожных шагов по направлению к контейнеру. Почти сразу последовал еще один удар, потом еще, и еще! Тому, кто был внутри, ее приближение явно не нравилось. За металлическими стенками послышалось глухое рычание.

– Ну конечно. Это он, – Кенди быстро отошла обратно к кустам. Она смотрела на железный ящик еще несколько минут, потом направилась обратно, к своей капсуле.

Первым дело она провела ревизию имеющихся запасов: обнаруженный сухпаек можно было растянуть на неделю, кроме того, имелась аптечка и шесть бутылок дистиллированной воды, каждая по поллитра. Что ж, не густо. И жаль, что нет оружия.

Кенди с остервенением избавилась от шикарного подола, оборвав его чуть выше колен, и только после этого соизволила обратить внимание на прыгающего и орущего на соседнем острове агента.

– Кто там? Вы слышите меня? Мисс Ройсс! Кто там приземлился? Есть еще выжившие?

– Есть выжившие.

– Что? Я не слышу!

– Есть выжившие, идиот! Там контейнер, в котором отлично выживший интерфекторум!

С другого конца острова снова донесся звук удара. Теперь приглушенные расстоянием “дум… дум… дум…” звучали с упорной ритмичностью, размеренно, монотонно, наводя ужас и одновременно гипнотизируя.

Девушка тряхнула головой, избавляясь от наваждения. Сняла силиконовый браслет, перевернула его. На обратной стороне был маленький экран, на котором отображался уровень заряда: сорок девять процентов. “И на сколько его хватит? Когда эта тварь сломает контейнер? Сколько у меня вообще времени? И как убраться отсюда?”.

Кенди внимательно осмотрелась. Группа островов, вместе с которой она, Неулл, и их новый шестилапый приятель дрейфовали в атмосфере Воланта, отдавшись на волю ветров, плыла по воздуху удивительно кучно, не распадаясь и не разлетаясь слишком далеко. Некоторые острова летели чуть выше, некоторые чуть ниже, но в основном все находились на одном уровне относительно друг друга.

– Сколько там было… Э-э… Тысяча восемьсот? Или тысяча семьсот метров? Да, примерно так, чуть меньше двух километров до поверхности. Вполне достаточно, чтобы превратиться от удара в малиновое варенье.

Острова были разные по размерам, растительности, рельефу. Тот, на котором летела Кенди, густо порос деревьями и кустами, а на острове Нотта не было практически ничего, кроме нескольких пожухлых пучков травы, торчащих из желтых песчаных барханов. “Так тебе и надо”. Впрочем, она вынуждена была признаться, что агент Нотт находился в более выгодном положении. По крайней мере, ему не грозила участь быть растерзанным инопланетным хищником. Пора было подумать о том, как перебраться к нему.

– Эй, ты!

Неулл поднялся из-за капсулы, в тени которой прятался от солнца.

– Может есть идеи, как перебраться с острова на остров?

Она видела, что он пожал плечами.

– Я так и думала… 

Кенди уперла руки в бока, деловито посмотрела на свой кусок суши. “Что обычно делают потерпевшие крушение, чтобы убраться с необитаемого острова? Строят плот. Да, но я не на море, мне нужно лететь. Постой-ка… Острова летают благодаря левитирующим камням. Если набрать камней, связать плотик, как-нибудь закрепить на нем эти камни… Хм. А где камни-то набрать?”.

Сколько она не кружила по острову, отчаянно пытаясь не замечать громкие “дум… дум… дум…”, сколько не ковыряла землю импровизированной лопатой из выломанного в капсуле куска пластика, левитирующая руда ей на глаза так и не попалась.

Утерев со лба пот, Кенди присела на траву. Открыла бутылку с водой, сделала несколько глотков. Взгляд ее упал на другой кусок суши, плывущий позади на расстоянии километра и немного выше. С острова живописно низвергался водопад, уже через несколько десятков метров превращаясь в водяную пыль. Сквозь серебристую дымку, украшенную радужными бликами, она могла видеть основание летуна – перевернутый конус, слепленный из земли, свисающих корней, и каменных выступов. Кенди поднялась на ноги, приоткрыв рот. “Ну конечно! Все камни там, внизу!”. Она дернулась было к краю острова, остановилась, снова подбежала к спасательной капсуле, перегнулась через борт, перебирая и вышвыривая все, что попадалось под руку. Через пять минут активных поисков она стояла среди кучи разбросанных вещей и скептически разглядывала аптечку. Пожалуй, это единственное, что хоть как-то годилось для задуманного: мягкая упаковка, похожая на мешочек, сшитая из эластичного, растягивающегося материала. Немаловажным было то, что аптечка затягивалась шнуром, который, при правильном расположении, можно было использовать в качестве лямки, чтобы закинуть мешок за спину.

– Сколько камней туда влезет? И сколько мне надо? – Кенди посмотрела на местное солнце, которое уже начинало клониться к закату. Проверила заряд на браслете: сорок пять процентов. Хватит ли его на ночь? Ей следовало поторопиться!

 

Ступить за край казалось совершенно немыслимым. Она долго топталась на месте, потом мелкими шажочками стала продвигаться вперёд. Кенди нацелилась на ту часть обрыва, где из почвы торчали и переплетались друг с другом толстые корни. В конце концов ей пришлось встать на четвереньки и развернуться к краю острова попой.

– Что вы делаете? Эй, мисс Ройсс! Отойдите оттуда! Вы что, с ума сошли?!

Мисс Ройсс сделала над собой усилие, стараясь не слушать замечаний Неулла. В какой-то момент нога ее не нашла опоры и сорвалась в пустоту. Девушка судорожно вцепилась в корень обеими руками. Отдышалась, медленно посмотрела за спину. Под ней невозмутимо проплывали ватные комья облаков. Первым желанием Кенди было рвануть назад, вскарабкаться обратно на твердую, надежную поверхность острова, умереть там, а не после нескольких минут ужаса в свободном падении. Но она подумала про интерфекторума. И продолжила спуск. “Я так просто не сдамся!”.

Переплетение корней было достаточно густым, чтобы она все-таки нашла сначала одно место, где можно было упереться ногами, потом другое… Вниз она старалась не смотреть. Кенди никогда не жаловалась на боязнь высоты, да и вообще была не из робкого десятка, но тут даже матерый скалолаз десять раз бы подумал, прежде чем пуститься в подобную авантюру.

Хитросплетение корней разделилось. Она видела ниже каменные выступы, к которым можно было пробраться по одному толстому корню. Но он хоть и выглядел внушительно, все же не обещал того удобства, которое сулил другой пусть, состоящий из густой паутины более мелких деревянных щупалец. Она выбрала второй вариант.

Каждый раз, когда под ней раздавался хруст ломающегося дерева, сердце Кенди замирало. Ей казалось, что она вот-вот сорвется. Но корни держали и она спускалась все ниже и ниже. Когда ей удалось достигнуть камней, она просто повисла, не в силах далее шевельнуть ни рукой, ни ногой. Отдохнула, открыла глаза. Прямо под ней простиралась далекая поверхность Воланта – изумрудные поля, леса, речушки с песчаными берегами и отмелями, по которым медленно плыли тени левитирующих островов. Она невольно залюбовалась планетой, еще не тронутой цивилизацией.

Но нужно приниматься за дело. Над ее головой нависал каменистый выступ. Шершавая поверхность была покрыта трещинами, но пытаться отковырять хотя бы небольшой кусочек казалось совершенно невозможным. Кенди попробовала пальцами – царапая, ломая ногти – безрезультатно. Достала из-за пояса кусочек припасенного пластика, просунула его в одну из щелей. Пластик сломался.

– Черт… С чего ты вообще взяла, что эти камни можно отковырять?

Но она упрямо продолжала попытки, пока не разодрала правую ладонь до крови.

“Нет, так дело не пойдет!”.

Оставался еще вариант. Осторожно пробираясь сквозь грязную, скрипучую и потрескивающую паутину, она вернулась к одинокому толстому корню. “Ну, вперед!”. Ухватилась руками за кривой ствол и поползла. Все это время Неулл что-то кричал, то встревоженно, то угрожающе – она его не слушала. Только раз до ее сознания дошли слова “сорвешься, дура!”

– Сам дурак. Не каркай, – и продолжила путь. Больше он ее не беспокоил. Если и выкрикивал что-то, то совсем неразборчиво.

Кенди добралась до камня. Это был огромный монолит, не обещающий ничего хорошего. Но она продвинулась дальше, заметила первые трещинки, потом еще, заглянула за выступ, и…

– О, да-а-а!

В уютном “загончике” из каменных стен кружились, сталкиваясь между собой, обломки левитирующей руды. Их даже не нужно было выковыривать! Просто лови и суй в мешок. Она выбирала не самые мелкие, но и не крупные, размером с кулак. Когда мешок растянулся настолько, что она испугалась за целостность ткани, Кенди закинула его за спину и двинулась в обратный путь. Камни тянули ее вверх, словно маленький парашют. “Судя по всему, четыре или пять таких мешков должны удержать на весу небольшой плот с человеком. Или не делать плот? Нет, надо сделать. Хотя бы из трех-четырех деревьев. К ним легче прикрепить мешки с камнями, и управлять проще, чем лететь на камнях, словно на воздушных шариках. Особенно если придумать небольшой парус.  Да, вот только мешок у меня один. Сплести корзины? Кабы я умела…”.

Выползать обратно оказалось гораздо проще: камни поддерживали ее, подталкивали вверх. Кенди выкопала под спасательной капсулой ямку, сложила в нее добычу, опустошив мешок. Присыпала землей для надежности.

Отправляясь за второй партией она поняла, почему Неулл ее больше не беспокоил. Его пустынный остров отдалился еще на двадцать или тридцать метров.

– Это плохо. Как бы он совсем не улетел.

Сумерки уже накрывали округу вечерней мглой. Возвращаясь с новой порцией камней, Кенди услышала, как вдалеке прогремели раскаты грома. “Этого еще не хватало. Давай, девочка, шевели помидорами!”. В самом конце третьей вылазки ей не хватило нескольких минут, чтобы подняться. Она бросила взгляд на горизонт: на нее, закрывая один за другим левитирующие острова, надвигалась стена дождя.

– Чудесно… – Кенди выругалась, витиевато, с фантазией.

Уже под холодными струями, карабкаясь по корням наверх, она почувствовала – что-то не так. Мешок за спиной не помогал ей, как обычно. Он тянул вниз. “Да что за хрень? У них что, левитацию за неуплату отключили?”.

Выкладывая камни в яму под капсулой, она заметила, что сухие, сложенные сюда раньше, продолжали перекатываться, норовя взлететь, а те, что она принесла сейчас – успевшие промокнуть – падали на землю в лучших традициях яблока ньютона.

– Нормально… Вы это, летать еще будете? – она ткнула в один из камней пальцем, – Или нет?

Камни хранили молчание.

– Надеюсь, что да. К утру просохните и снова взлетите. Иначе мне хана.

Девушка снова отправилась вниз, выбора у нее не было. Но быстро поняла, что эта вылазка будет последней. Порывы ветра захлестывали нижнюю часть острова дождевыми волнами, корни стали скользкими, а темнота не позволяла видеть дальше вытянутой руки. Два раза Кенди чуть не сорвалась, но сжала зубы и выкарабкалась, подтягиваясь на мокрых деревянных отростках, покрытых сырой землей.

Она выползла на четвереньках на поверхность острова, скинула не думающий взлетать мешок, упала на спину. Провела по лицу рукой, размазывая грязь, которую тут же смыл дождь. Сверкнула молния, выхватив на мгновение изможденную фигурку из мрака. Прямо над ее головой прогремел гром.

Она поднялась, когда гроза стала стихать. Но дождь все лил и лил, заполняя пространство вокруг влагой и нудным, надоедливым шумом. Кенди сложила камни в яму, посмотрела на индикатор заряда на браслете – тридцать пять процентов. Отправилась в лес, выискивая достаточно крепкие деревья, с которыми могла бы справиться самостоятельно. Ей пришлось карабкаться по стволу, сгибая инопланетный тополек, пока не раздался хруст, и потом еще полчаса ковырять место слома пластмасской, чтобы окончательно оторвать дерево от острова. На каждое уходило почти сорок минут. Она “срубила” пять стволов, собрала достаточно гибких прутьев, чтобы связать их вместе. Руки горели жгучими волдырями мозолей, она была близка к тому, чтобы все бросить, сесть и разреветься, но заставляла себя продолжать.

Осталось сделать корзины для камней, хотя бы пару штук, прикрутить их с правой и с левой стороны от плота. Нужны еще прутья. Она вошла в лес, глядя себе под ноги. Услышала хруст, подняла голову. В темноте сверкнули два желтых огонька.

“Выбрался”. Она медленно попятилась, оступилась и упала навзничь. Услышала глухое рычание. Кенди вскочила и с визгом бросилась бежать. Очутившись на открытом пространстве, оглянулась. Интерфекторум не преследовал ее, не выходил из леса. Но он, несомненно, был там.

– Ладно… – Кенди на всякий случай еще раз проверила заряд браслета – тридцать четыре процента, – Ладно!

Собралась духом и сделала шаг вперед. Второй. Третий. За деревьями снова послышался рык. Остановилась, но, решившись, все-таки вошла в лес. Прогоняемый радиоволнами интерфекторум отступил. “Так-то, малыш!”. Кенди лихорадочно собирала прутья, поглядывая вокруг и прислушиваясь к звукам. Тварь ходила вокруг нее кругами, девушка была в этом уверена. Собрав охапку стройматериала для корзин, она вернулась к капсуле. Продолжая оглядываться на лес, попробовала сплетать прутья. С первого раза ничего не вышло. Она попробовала иначе, уже лучше, но тоже криво и ненадежно. С десятой или двенадцатой попытки стала вырисовываться неуклюжая корзинка, которую Кенди заплетала так, чтобы получилась закрытая со всех сторон емкость. В последний момент наполнила ее камнями и завязала прутья, не оставив слишком больших дыр.

– Понял? Вот так вот! – она потрясла кулаком в сторону леса. Интерфекторум зарычал и она быстро села плести вторую.

Дождь перестал, небо прояснилось, приближающийся рассвет разгонял тьму.

Кусты вдруг раздвинулись, оскаленная пасть медленно появилась из-за листьев. Кенди дрожащими руками сняла браслет, проверила заряд – двадцать семь процентов. Видимо, с уменьшением энергии ослабевало и излучение. Зверюга осмелела. “Надо поторопиться!”.

К восходу солнца плот с корзинами, наполненными левитирующей рудой, был готов. Но камни не хотели поднимать его, многие еще не просохли. Девушка вытащила неказистую конструкцию на солнечную сторону, чтобы они прогревались быстрее. И тут заметила торчащий из леса острый угол, бликующий алым светом. Переборов страх, убедив себя, что браслет еще работает и тварь к ней не посмеет подойти слишком близко, Кенди направилась в сторону неожиданной находки. Если это то, о чем она думает, у ее плота будет шикарный парус!

Стараясь не замечать рычание и хруст веток неподалеку, она выбралась к цели. Да! Это был обломок фотонного рефлектора! Кенди вытащила его из земли, с трудом приволокла к плоту. Треугольник из поперечин углеродистой стали, с натянутой между ними тонкой алой пленкой, подходил к ее транспортному средству – по размеру и удобству крепления – почти идеально. Ей пришлось только воткнуть “парус” между стволами деревьев и примотать оставшимся от корзин прутом.

Левый борт плота уже приподнялся над поверхностью острова, но правый еще оставался недвижим. Интерфекторум совсем осмелел, вышел из леса, ходил взад-вперед рядом с Кенди, на расстоянии нескольких шагов. В горле у него клокотало, из пасти капала слюна.

– К черту еду! – она подняла с плота связку сухпайка и швырнула в сторону зверюги.

Тварь одним мощным движением челюстей разорвала “подарок”, тут же перестав обращать на него внимание. Ее манила добыча покрупнее. Тем временем транспортное средство, освободившись от лишнего груза, медленно и неохотно приподнялось вместе с девушкой над землей, качнулось на один борт, потом на другой, выровнялось. Кенди в нетерпении попыталась поймать парусом ветер, чтобы сдвинуть плот с места, отвести его подальше от острова. И тогда интерфекторум потерял терпение. Презрев слабеющие радиопомехи, он бросился в сторону плота! Кенди успела сдернуть с запястья и швырнуть ему навстречу браслет, но это задержало животное лишь на секунду – отскочив в сторону, шестилапый медведь прыгнул к плоту с другой стороны. Раздался отдаленный звук выстрела, пуля просвистела совсем рядом, подняв фонтанчик песка. Вторая, выпущенная сразу вслед за первой, попала интерфекторуму в лапу. Он взвыл, крутанулся на месте, отходя к лесу.

Кенди обернулась. Неулл, отдрейфовавший за это время еще дальше, целился из пистолета. Третья пуля просвистела у девушки над головой, заставив ее пригнуться.

– Хватит, Неулл! Ты в меня попадешь!

Ее плотик не спеша проплыл над краем бездны, завис, чуть изменил курс и стал удаляться от треклятого острова. Еще один выстрел, свист пули над головой.

– Да хватит же, идиот! Ты меня…

Плот неожиданно вздрогнул, приподнявшись передней частью. Кенди вцепилась руками в парус, обернулась. Интерфекторум совершил свой последний прыжок: оставив на бревнах следы когтей, он сорвался и летел, кувыркаясь, вниз. Кенди успела заметить, что голова его прострелена. Проводив долгим взглядом чудовище, она снова посмотрела на одинокую фигурку с пистолетом.

– Ух ты… Спасибо, агент Нотт.

Острова летели по ветру, и, чтобы попасть к Неуллу, ей пришлось целый день маневрировать, вылавливая алым парусом воздушные потоки. К вечеру она почти нашла верный курс, но просохшие камни поднимали плот выше и выше. Дождавшись, когда она окажется над островом Неулла, Кенди плеснула на камни питьевой водой. Не сразу, но плот стал снижаться. Пролетев почти через весь остров, он опустился достаточно, чтобы агент смог ухватить его за край и потянуть на себя. Еще минута и “воздушный корабль” был надежно пришвартован к спасательной капсуле. Кенди спрыгнула на песок, взглянула исподлобья на Неулла.

– Все-таки полетел за мной? Арестовывать?

Неулл развел руки в стороны. Кенди улыбнулась, бросилась ему в объятия.

Свет фонарика был не так романтичен, как теплые языки костра, но единственные деревья на острове прибыли сюда по воздуху, и сжигать их было бы весьма неразумно.

– Надо убираться. Вниз, лучше всего. 

Она кивнула. 

– Конечно. Воды здесь нет, да и еда скоро закончится. 

– Единственное, что нам нужно взять с собой, это аварийный маяк из капсулы. По нему будут искать выживших. Но его выломаем завтра. Сегодня нужно поспать. 

Ночью опять пошел дождь. Неудивительно, что после такой погоды с некоторых островов проливались настоящие водопады. Кенди и Неулл забрались в спасательную капсулу, закрыли фонарь кабины. Внутреннее пространство не рассчитывалось на двоих, но они сумели устроиться так, что обоим было уютно. Девушка быстро уснула, обнимая невольного собрата по несчастью, который еще недавно собирался посадить ее под домашний арест. А Неулл долго лежал, не смыкая глаз, вдыхая ее запах, терзаемый сомнениями. Потом заснул и он, прижавшись небритой щетиной к нежной щеке Кенди.

Тучи отказывались освобождать небо. Где-то там, над ними, уже светило солнце, но на высоте левитирующих островов все было окутано серым, сырым занавесом. Да и высота, по правде сказать, сильно уменьшилась. Под воздействием влажности руда, поднимающая острова, теряла свои свойства. Внизу уже можно было разглядеть отдельные деревья, рябь на поверхности рек и озер, цветочные поляны, кусты, овраги.

Выбравшись из капсулы, Кенди поежилась, обхватила себя за плечи. Тоскливо посмотрела вокруг.

– Что-то не так? – Неулл тоже спрыгнул на землю, протер глаза.

– Вообще-то все не так. Но в данном случае… Слушай, ты не мог бы отвернуться? В твоей пустыне ни одного кустика, – она нетерпеливо топталась на месте.

– О… Понятно. Конечно. Слушай, давай та часть острова будет твоей, а эта моей?

– Да мне все равно, Неулл, я здесь задерживаться не собираюсь. Просто отвернись, хорошо?

Он кивнул, повернулся в другую сторону. Кенди отошла подальше, присела, с наслаждением закрыв глаза. Новый день не мог обещать легкой жизни, поэтому она старалась не думать о том, что им предстоит. Хотя бы сейчас, в первые минуты серого дождливого утра. А потом видно будет. Освободив мочевой пузырь, она поднялась, загребла босой ногой лужицу, привалив ее мокрым песком. “Зачем? Все равно все вокруг сырое”. Расставшись с туфлями, ноги девушки успели привыкнуть к грубости нового мира, хотя и покрылись царапинами и мозолями. А вот платье не выдержало суровых испытаний: промокшее, изодранное, оно представляло собой жалкое зрелище, и почти не скрывало кружевного белья.

Кенди подошла к плоту. Толкнула его. Похоже, “корабль” никуда не полетит в ближайшие несколько часов, а то и дней. В зависимости от того, сколько еще будет накрапывать дождь и как долго потом станут просыхать камни.

– Ты отлично справилась, – Неулл кивнул на плот, – Я бы, пожалуй, так не смог.

– Жить захочешь – сможешь.

С этим было трудно спорить, агент Нотт и не стал.

– Что ты там говорил про маяк?

– Ах да… – Неулл вернулся к капсуле, осмотрел ее, попробовал оторвать какую-то пластину, – Мисс… Э-э… Кенди. Я, кажется, не смогу. Попробуй ты.

Она вскинула брови, скользнула по сотруднику отдела морали и нравов Императорской жандармерии удивленным взглядом.

– Издеваешься?! Да ты на руки мои посмотри! Я там убилась вся с этими деревьями!

Он смущенно кашлянул.

– Тут такое дело… Я, собственно, никогда не был на оперативной работе. Я специалист по нейрокомпьютерам. Случайно оказался на этом проклятом лайнере. Мне отправили сообщение из центра, чтобы я взял тебя под надзор. Легкое поручение, очаровательная аферистка, ничего сложного, – он опустил голову, – Обычно я занимаюсь совсем другим. В моей работе нужна особая точность. До сотых долей миллиметра. С обычными руками такого не добиться, понимаешь?

– Не совсем.

Он поднял обе руки, пошевелил пальцами.

– Манипуляторы. Производство “Медикал антрополоджи“, сверхточные и… очень хрупкие.

Кенди села на песок.

– Мамочка моя! И как же ты держишь в руках свой… пистолет?

– Он из композитных материалов, почти ничего не весит. Зато я могу точно стрелять, – Неулл кисло улыбнулся.

– Та-а-ак… – девушка задумчиво поправила обрывки платья, – Кажется, лес рубить и дальше придется мне.

– Кенди, я понимаю, это звучит… 

– Дерьмово.

– Ну, да. Но если я сломаю свои грабли, толку от меня будет немного.

Она встала, внимательно осмотрела пластину, которую он уже пытался оторвать.

– От тебя и так толку мало.

Потянула кусок железа на себя, вскрикнула, отдернув ладонь, прижимая палец к губам.

– Черт. Ну вот, порезалась.

Неулл отошёл подальше. Ему было стыдно. Он понимал, что ничем не может помочь. А Кенди взялась за работу с удвоенным усердием. Несколько минут она боролась со злосчастной панелью, потом все-таки победила ее, смогла оторвать. Заглянула внутрь.

– И где здесь этот… Ага, кажется, вижу. Блин, далеко же его засунули! И на чем он тут держится? Винты? Нет… Заклепки?! Да ну, серьезно?!

– Кенди. Тебе надо на это взглянуть.

– Подожди, Неулл. Я занята.

– Кенди!

– Ну что еще?

Она отвлеклась от взламывания капсулы, подошла к агенту. Тот указал куда-то вдаль. Там, в просвете между туч, показалась ровная, синяя полоса горизонта.

– Что это?

– Думаю, море. Или даже океан. И мы летим прямо к нему.

Она постояла, нахмурившись, шумно выдохнула.

– У нас мало времени, да?

– Пожалуй. Если остров пересечет береговую линию и улетит вглубь океана, вряд ли мы сможем покинуть его. Кенди, прости, если бы я мог чем-то…

Она махнула рукой, вернулась к капсуле. Матерясь и просовывая в нишу любые подручные средства она выкорчевывала аварийный маяк, от которого, возможно, зависело их спасение.

Неулл ходил рядом, время от времени поглядывая на горизонт. Когда до океана осталось лететь не больше часа, он не утерпел, стал подходить, интересоваться, как продвигаются дела. Продвигались они медленно и со скрипом – заклепки сидели на своих местах надежно. Кенди посылала агента подальше и продолжала работу. И без того израненные ее руки выглядели так, что Неуллу страшно было смотреть.

– Кенди… Прости, но мы уже совсем рядом.

– А-а-а!!! – она в сердцах пнула капсулу, отбежала от нее на несколько шагов, – Чтоб вы сдохли, ублюдки! Почему не примотали маяк синей изолентой?!

Но тут же вернулась, снова вцепилась в непослушное устройство, из последних сил потянула его на себя. Маяк оторвался от двух заклепок, но еще две продолжали держать его на месте.

– Мы почти над океаном!

Она оставила капсулу, побежала к деревянному плоту. Ухватила его за парус, поволокла к краю острова.

– К чету, Неулл! Давай спустимся на нем! Может быть камни подсохли, ведь дождь перестал.

– Не дури, – он обхватил ее за талию, оттащил от плота, – Мы на нем разобьемся. Если бы он мог летать, то уже поднялся бы.

По щекам Кенди потекли слезы.

– Послушай, мы спрыгнем в океан и доплывем до берега, – попытался успокоить ее Неулл.

– Но маяк… Нас никогда не найдут на этой планете.

Они вместе посмотрели вниз. Как раз в этот момент под островом медленно проплывала широкая полоса каменистого пляжа. Агент Нотт скрипнул зубами, бросился к капсуле, просунул руки в нишу.

– Стой, Неулл! – Кенди подбежала, попыталась тоже ухватиться за маяк, – Пусти! Давай я буду тащить, а ты просто помогай. Только в пределах разумного, не переусердствуй. Хорошо?

Он посмотрел на нее, поцеловал в губы.

– Хорошо.

– Раз-два, взя-яли-и-и! Рывком давай, рывком! Еще – раз-два… 

Маяк поддавался, но медленно. Через несколько минут они отпустили его, чтобы передохнуть.

– Мы уходим слишком далеко. Надо прыгать, Кенди!

Она закусила губу, посмотрела на уплывающий берег, потом на капсулу.

– Еще разок! Последний!

Он кивнул.

– А-а-а-а-а!!!

Раздался скрежет металла, внутри капсулы что-то хрустнуло и они оба полетели на землю. В руке Кенди сжимала коробочку аварийного маяка.

– Получилось! У нас получилось, Нуелл! Аха-ха!

Он улыбнулся, глядя, как она вскакивает, и, приплясывая, целует металлический бок коробочки с мигающим светодиодом. Агент поднялся, взял у нее маяк, подвел к краю острова. 

– Постарайся войти в воду не плашмя.

Короткий разбег, прыжок… В воздухе они разъединились и под истошный вопль Кенди упали в океан, подняв тучу брызг.

Неулл вынырнул первым. Огляделся.

– Кенди-и-и!

Он собрался было снова нырнуть, но тут всплыла и она, отфыркиваясь, отчаянно загребая руками.

– Я, наверное… Не очень… Хорошо плаваю!

– Ничего, я помогу.

Он придержал ее, помогая грести. Маяк сильно мешал ему, приходилось активно работать рукой, которой он его сжимал, затрачивая на это вдвое больше усилий.

Впереди был виден берег, расстояние до него сокращалось, но не так быстро, как хотелось. А Кенди и правда плохо плавала. С каждой минутой сил у нее становилось все меньше, два раза она уходила под воду с головой, но Неулл неизменно вытаскивал ее на поверхность.

– Держись! Ты можешь! Осталось чуть-чуть.

Но по ее лицу видел, что девушка не сможет. Он и сам уже ослабел. Сделав отчаянный рывок, Неулл почувствовал, что они идут ко дну. И тогда он разжал пальцы. Металлическая коробочка, мигая красным огоньком, исчезла в морской пучине. Сосредоточившись на поддержке подруги, Неулл смог вместе с ней вынырнуть на поверхность. Еще несколько минут отчаянной борьбы, последние метры. Окончательно силы оставили его в тот момент, когда ноги уперлись в каменистое дно. Следуя больше за волнами прибоя, нежели благодаря собственным усилиям, он выбрался на берег, отпустил Кенди, позволив ей упасть рядом. С трудом переводя дыхание, подумал: “мы живы!”.

Морская пена с шумом накатывалась, облизывая их ноги. Где-то в небесах солнце нашло прогалину, осветило поверхность Воланта. Кенди сумела приподняться. Не глядя нащупала израненной рукой хрупкий манипулятор, обтянутый искусственной кожей.

– Отпустил его?

– Я нырну, достану.

– Не надо, не рискуй. Черт с ним.

Пахло солёными брызгами. Совсем не так, как там, на островах. Почувствуют ли они ещё когда-нибудь странный яблочный аромат, наполняющий воздух верхнего мира? 

Далеко впереди, на одном из летунов, мигнула на прощание алым светом искорка, отражая свет местного солнца.

Рассказ написан 24 октября 2018 года

(Просмотров за всё время: 7, просмотров сегодня: 1 )
0
Серия произведений:

Летающие острова

Автор публикации

не в сети 24 минуты

Александр Прялухин

20K
Сочиняю истории
flag - РоссияРоссия. Город: Архангельск
Комментарии: 567Публикации: 46Регистрация: 31-12-2020
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
БФ-2БФ-2
БФ-2
Шорты-8Шорты-8
Шорты-8
АПАП
АП
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх