Каратель

Каратель.

-Серёга, Серёга, берегись! Балка падает!

Это последнее, что услышал молодой пожарный перед тем, как погрузился в огненный ад. Языки пламени плясали вокруг него. Огненная лавина поглотила и не поперхнулась. Пространство гудело и кружилось в огненном вихре. И из этого неимоверного пекла к нему тянулись чьи-то руки, мелькали лица, слышались голоса. А потом страшная, беспросветная тьма накрыла его.

***

– Доброе утро, дорогой! Как себя чувствуешь?

Девушка прикрыла дверь больничной палаты, аккуратно поставила на столик пакет с продуктами и, присев на краешек койки, погладила по руке молодого человека.

– Врач говорит, ты идешь на поправку. Вот только спишь плохо… – она нежно улыбнулась.

– Алиса, ты можешь принести мне планшет? Очень надо! – Сергей попытался изобразить улыбку обожженными губами.

– Вижу, ты действительно пошел на поправку, раз стало скучно просто смотреть в потолок, – девушка улыбнулась в ответ и поправила упавшую на лицо золотистую прядь.

– Ага! Точно, скучно. Спать не охота, думал, киношки посмотрю, – ответил Сергей, прикрыв глаза.

– Ладно! Принесу. Смотри свои боевики и быстрей поправляйся. Вот, витамины тебе принесла, – она махнула в сторону пакета.

– Спасибо, конечно, но у меня этого добра уже полная тумбочка, а поделиться не с кем. Вчера родаки приходили вечером, днём – с работы пацаны заглянули. Скучать не дают! – он вновь попробовал улыбнуться.

– Вот и хорошо, что не дают! Значит – любят! Я тоже тебя люблю… – Алиса нежно пожала руку Сергея. – Ладно, мне на работу пора. Вечером принесу планшет. А ты соки пей и выздоравливай! – Она поцеловала его в лоб и, поправив прическу, умчалась.

«Они говорят – я плохо сплю. Да я бы вообще не спал, будь моя воля, только б этих снов не видеть! Вот сегодня, опять: я подхожу к дому, смотрю на него, и здание охватывает пламя. Оно переходит на  окружающие строения. Уже целая улица занялась. А я стою и смотрю. Внутри пусто, холодно, темно. И даже это пламя не может меня согреть, а я и есть его источник. Или вчера. Война идет, и велит мне командир сжечь деревню. Я еду по улице верхом на коне и взором поджигаю деревянные строения. Люди кричат, несет гарью и сгоревшим мясом. А я лишь улыбаюсь и смотрю, смотрю и улыбаюсь… Да что же это со мной? И так каждую ночь, как очнулся в палате. Ребята из бригады рассказали, как меня вытащили из пекла. Говорят: « Ты, Серега, в рубашке родился! Ничего серьезного. Так пара – тройка ожогов и лёгкое сотрясение». А мне так показалось, что я в аду побывал и с чертями рок-н-рол станцевал. Никак они меня со своей вечеринки отпускать не хотели, на ногах висли. Но рано мне ещё, видать, к их компании присоединяться. Выкарабкался! Ещё бы с этими снами разобраться…» Размышления Сергея прервал стук в дверь. Затем в палату вошла симпатичная медсестра и принялась обрабатывать ожоги, ставить уколы, пичкать лекарствами. Всё, как всегда. За сестрой пришел врач. Осмотрел, задал несколько вопросов, покачал головой и что-то записал в журнал. В общем, начался обычный больничный день. А ближе к вечеру заглянул сослуживец Лёха, и новые коробки с соком пополнили батарею в тумбочке. Сергей ждал Алису. Зачем ему планшет? Возможно, она права, и он просто хочет отвлечься от пугающих мыслей за просмотром кинофильма. Но нет! Эти пожары, события настолько реальны! Сергей подумал, может «всезнающий Гугл» поможет найти ответы на мучавшие его вопросы. И наконец, в палату входит Алиса. Ставит на тумбочку дежурный пакет из супермаркета и …достаёт из сумки долгожданный гаджет. Что-то щебечет о работе, нерасторопных коллегах и вечно недовольном начальнике. Дежурное: « Люблю! Целую!» И он остаётся наедине со своими страхами и мыслями. Дрожащими от волнения руками Сергей включает планшет и начинается беспорядочный поиск в хранилищах мировой памяти всего, что связано с пожарами. Несколько часов напряжённого отсева, и из потока пустых фактов ему удаётся выловить несколько, кажущихся такими знакомыми и пугающими. А потом умная программа начинает предлагать всё новые и новые шокирующие эпизоды мировой истории. Картинки на экране оживают. Он чувствует жар и запах дыма. Его нутро ликует, наслаждаясь видом бушующей стихии. Вечерний обход прервал этот «праздник огня». Доктор прописал успокоительное, и после укола Сергея сморило. И снова языки пламени жадно лижут деревянные постройки, тревожно звучит в ночи набат на пожарной вышке. Но некому погасит пламя, охватившее город, и армия завоевателя покидает столицу…Это он прошел той ночью по улицам города, он выкурил врага из сердца страны.

Весь следующий день Сергей посвятил изучению материалов о великих пожарах в истории человечества: Лондон, Москва, Мадрид и Рим, Нью-Йорк и Лиссабон, Древние Афины, Константинополь… Весь мир от начала времён, как единое море огня, и управляет этим огнём он. «Это какое-то безумие! Но отчего все эти пожары мне так знакомы, откуда известны заранее все детали? И даже то, что не сохранилось в летописях». Сам он не мог дать ответ на эти вопросы и не знал, где просить о помощи. Оставшись наедине со своими кошмарами, Сергей всё больше погружался в царивший в его душе хаос.

***

Из больницы Сергея забирала Алиса. Петр Константинович, начальник смены – прислал машину. Дома ждали родители, к вечеру подтянулись сослуживцы. Мать закатила настоящий банкет. Квартира утопала в цветах, а сам виновник торжества – в хвалебных одах. Ближе к ночи гости разошлись. Алису устроили на диване в гостиной, и дом погрузился в долгожданный сон. Сергей долго не мог уснуть, всё ворочался с бока на бок, да ещё и голова, как назло, разболелась. Он прошмыгнул на кухню, проглотил таблетку, «что доктор прописал», и вернулся в постель. Голову отпустило, и пришел сон. Хотя он и не был похож на те, больничные, пугающие и дразнящие, но в нём вновь полыхал пожар и гибли люди. Но на этот раз причиной был не он: человеческая халатность – взорвался газовый баллон. А он стоит посреди этого сумасшествия и смотрит, смотрит, а сделать ничего не может. Посмотрел на часы в оплавившемся корпусе – 05:34. Подумал: «Где я?» Оказался на улице перед слабо освещенной табличкой с адресом на облупленной стене дома. И резко проснулся. Серый предрассветный полумрак висел в комнате. Сергей машинально посмотрел на часы – 05:40. Схватил дрожащими руками телефон и набрал номер пожарной части. Дежурный сонным голосом ответил, что по данному адресу вызова не поступало. «Так прими сейчас!» – прокричал в трубку Сергей. «Хорошо, принял!» – ответил дежурный, обиженным тоном. Сергей перевёл дыхание. Пошёл в ванную, умылся холодной водой. Нервное напряжение понемногу сходило. Через час позвонил Пётр Константинович, поинтересовался здоровьем и, как-бы, между прочим, спросил:

– Ты откуда о пожаре на Рылеева узнал? Это ж другой конец города!

– Приснилось! – честно ответил Сергей.

Начальник хмыкнул, пожелал здоровья и положил трубку.

– С тобой всё в порядке? – почти хором спросила Алиса и мать, готовящие на кухне завтрак. – Выглядишь ты как-то бледно… – добавила девушка.

– Голова болит с вечера, – нехотя ответил Сергей и принялся за гренки.

Весь день прошёл как в тумане. Он пытался помогать матери по дому, пока она его не прогнала во двор. Отцу – в гараже, но всё валилось из рук. И в конец отчаявшись, Сергей отправился в парк через дорогу. Усевшись на скамейку у самой воды, он стал наблюдать за парой белых лебедей, обосновавшихся на озере. Плеск волн и мерное покачивание птиц, шелест листьев от лёгкого дуновения ветерка привели Сергея в дремотное состояние. И где-то там, между сном и явью, перед ним вновь заполыхало пламя пожара. Горела старая ветхая постройка, где-то в пригороде. Пламя грозило перекинуться на близлежащее складское помещение, примыкающее к торговому комплексу. Он сразу узнал это место и… проснулся. И снова звонок в часть. На этот раз дежурный сразу принял вызов и извинился за утреннее недоразумение. Сергей ничего не ответил, лишь поторопил дежурного отправить бригаду. Вечером к Сергею пришел начальник части. Он долго смотрел на парня, не зная, что сказать.

– Как ты это делаешь? – наконец выдавил он из себя.

– Я сам не понимаю! Правда! Это после больницы началось. Видения приходят во сне и такие чёткие! И я точно знаю – это правда.

– Твои видения сегодня кучу народа спасли, сынок! Я не понимаю в этом ни черта, но это ценный дар, – промолвил начальник, встал, подошёл к окну и закурил. – Ты пожарный от бога!

Докурив, Петр Константинович ушёл. Позвонила Алиса, спросила о самочувствие, пригласила прогуляться перед ужином по набережной. Вечер обещал быть приятным, и Сергей согласился. Домой он не вернулся – остался у Алисы, но позвонил матери, чтоб не волновалась. Он надеялся, что близость с девушкой отвлечёт его от мыслей о пожарах, но всё вышло наоборот. Весь вечер он рассказывал ей о своих видениях и событиях этого дня. Она слушала, нервно вздыхая, и до белых косточек сжимая кулачки. Потом долго молчала и тихо плакала. Потом обняла его и стала целовать, нежно и страстно. Они занимались любовью и утомленные уснули в объятьях друг друга. Он проснулся от очередного «пожарного предупреждения». Горел склад боеприпасов в гарнизоне под городом. Сергей бросился к телефону, оставленному в куртке, спотыкаясь в темноте и тихо матерясь. Знакомый голос дежурного, как в дежавю, отрапортовал о принятом сообщении. И потянулись часы напряженного ожидания. Потом пришло смс от начальника: «Если бы я тебя не знал, то подумал, что это какой-то маньяк работает! Я не понимаю, но цены тебе нет!» Потом они сидели с Алисой на кухне, и пили кофе, молча.

Больничный закончился, и Сергей вернулся на службу. Петр Константинович заявил, что Сергею ещё рано выезжать на пожары и в части от него пользы будет больше.

– Пожар лучше предупредить, чем тушить, – сказал он и подмигнул.

Сергею ничего не оставалось, как сиднем сидеть в дежурке, ожидая очередного видения. А они стали накатывать всё чаще и чаще, в независимости от времени суток. Лишь стоило закрыть глаза, и новые очаги возгорания появляются перед внутренним взором. Если раньше ему приходилось выяснять местонахождения объекта, то теперь он мог видеть карту города и прилегающих районов, где то тут, то там вспыхивали язычки пламени. И ни одного промаха! К концу месяца их часть вышла в лидеры и все получили премиальные. Через два месяца – первое место в городе, как «самая продуктивно работающая часть», ведь они успевают приехать на объект раньше всех, благодаря своему «экстрасенсу», как в шутку стали называть Сергея. Но, в конце концов, он не выдержал и попросился на выезд. Машина первой прибыла к пылающему дому в старой части города. Все шло в штатном режиме. Ребята размотали «кишку» и бросились сбивать пламя. Сергей не отставал. Но оказавшись перед стеною огня, он завороженно замер, не в силах двинуться дальше. Очнулся Сергей около машины скорой помощи, беспомощно озираясь вокруг, не в силах понять происходящего. В больнице поставили диагноз «нервный срыв на фоне психологической перегрузки». Лечащий врач посоветовал пройти реабилитационный курс у психолога, и Сергея отправили в отпуск. Алиса, обеспокоенная состоянием возлюбленного, выразила готовность сопровождать Сергея на всех  сеансы психотерапии.

Женщина-психолог в ведомственной поликлинике оказалась на редкость компетентной и после часовой беседы с Сергеем, назначила ему курс гипнотерапии и релаксирующего дыхания. Несколько последующих сеансов, Сергей честно пытался преодолеть свой «страх огня», сосредоточившись в медитативном трансе на образы пожаров. Но он никак не мог объяснить психологу, что не огонь его пугает, а страсть к нему. Что огонь зовёт его к себе, он живёт в его крови, он говорит с ним. И чем глубже он погружался в осознание стихии, тем сильнее она тянула к себе. Он стал слышать тихий шепот огонька на спичке, бормотание пламени свечи, перебранку голубых язычков на газовой конфорке, веселое пение костра, и грозный бас пожара. Сергею казалось, что он уже близок к помешательству, когда Людмила, так звали психолога, начала проводить сеансы гипноза.

Под усыпляющее движение маятника и монотонный голос врача, сознание Сергея, освобожденное из ловушки страхов и комплексов, огненным конём перемахнув через границы дозволенного, вырвалось на долгожданную свободу. Кто-то внутри него, сильный, холодный, могущественный завладел остатками сознания и явил свой лик миру.

– Ты видишь огонь. Он добрый и ласковый. Он даёт тепло и покой. Он ласкает и согревает твоё тело. Он твой друг, – мягкий голос Людмилы, тёплыми потоками наполнял напряженное тело, ослаблял сопротивление мятущегося разума. – Страх уходит, остаётся тепло и покой. Отпусти свой страх, дай теплу и покою заполнить тебя.

Сергей резко открыл глаза и схватил Людмилу за руку.

– Женщина! Не страх движет меня, но боль и отчаянье. Не пламени страшусь, ибо одно я с ним, а власти Тьмы надо мной. Не дано тебе узреть всю глубину моего падения, всей боли не понять! Небеса для меня закрыты, преисподняя взывать ко мне. Но бегу я от зова её! И на скитания вечные в мире людском обречён я. Нет в тебе сил помочь мне на моём пути! Так оставь тщетные попытки усмирить гиену огненную в моём сердце.

По окончанию столь выразительного монолога, Сергей отпустил Людмилу и, закрыв глаза, принял прежний отстранённый вид. Переведя дыхание, женщина разбудила загадочного пациента и спросила, что он помнит. Он не помнил ровным счётом ничего! Но заверил врача, что чувствует себя очень уверенно и бодро. Людмила поняла, что столкнулась с чем-то особенным, экстраординарным, не входящим в её компетенцию. Конечно, проще всего было бы направить молодого человека в психиатрическую клинику с диагнозом «шизофрения», но она понимала, что проблему этим не решишь. А потому, Людмила быстрым почерком заполнила анкету Сергея и на отдельном листке, вырванном из блокнота, написала адрес и телефон своего учителя, доктора Еремеенко, практиковавшего новые методы в психотерапии. Сей учёный муж в своё время работал на союзную спецслужбу и даже получил немалые чины. Сейчас же он совмещал исследовательскую работу с практикой, применяя свой немалый опыт в работе с «экстрасенсами» и «детьми индиго».

– Ваш случай настолько уникален, что я хочу направить вас на консультацию к моему старому знакомому, – произнесла Людмила, передавая листок с адресом Сергею. – Это высококлассный специалист и вы можете ему довериться. Уверяю вас! И чем скорее вы с ним встретитесь, тем будет лучше.

Получив от Людмилы адрес профессора, Сергей прямиком направился к Алисе.

– У меня отпуск и я намерен провести хотя бы неделю из него в обществе любимой девушки где-нибудь у моря, а не шатаясь по кабинетах разных докторов. Чувствую себя я нормально, да и сны те… странные стали сниться реже. Может, ну его – этого профессора Еремеенко!

Алиса внимательно выслушала Сергея и здраво рассудила.

– Отдохнуть и отвлечься от всей этой мистики, перевернувшей твою жизнь вверх ногами, конечно нужно. Но и разобраться с происходящим необходимо! Дня через три я смогу взять отгул, и мы съездим на море, а пока договорись с этим специалистом.

Сергей поцеловал свою «умненькую девочку» в лоб и согласился с её предложением. Этот вечер они решили провести дома, да и погода не располагала к прогулкам. Весенняя гроза громыхала в сизом небе, разя огненными стрелами невидимых врагов и нещадно заливая городские улицы потоками воды. Поужинав, парочка расположилась на диване перед телевизором. Показывали местные новости. Возмущенным голосом журналистка рассказывала о недавнем инциденте в центре города, а на экране крупным планом показывали место преступления, фотографии потерпевших, больницу и наглое лицо обкуренного юнца.

– Сегодня, около полудня, на мирно гуляющую по аллеям сквера пожилую пару был совершен наезд. Молодые люди на дорогих иномарках устроили гонки прямо в центре города и, видимо желая «срезать путь», один из них на высокой скорости въехал в парковую зону. Выбрав для своего виража ту злополучную аллею, преступник, разогнав до предела машину, намеревался выскочить на противоположную сторону площади, но на его пути оказались два пожилых человека, не успевшие вовремя отреагировать на неожиданное вторжение. Эта пара каждый день, в одно и то же время, гуляла в сквере, напротив своего дома. Теперь Валентин Леонидович Ткачук лежит в реанимации с множеством переломов, а его супруга, с которой он прожил 45 лет, – в морге той же больницы. Если бы не камеры на противоположном парку здании банка, это преступление так бы и осталось безнаказанным. Правоохранительными органами был задержан сын олигарха и строительного магната Кортевского. Максим Кортевский очень вызывающе вёл себя с представителями закона и всячески оскорблял потерпевших, из-за которых «пострадала его машина». В следующих выпусках новостей, вы узнаете о выбранной для молодого мажора мере наказания. С вами была Лана Северцева.

-Какой ужас! – со слезами на глазах воскликнула Алиса. – А ведь знала этих людей! Они родственники моей подруги. Я тебе гарантирую, что эта богатенькая шваль избежит наказания. Вот увидишь, папочка его выкупит! Бедный дядя Валя… – Девушка уткнулась лицом в плечо Сергея и горько заплакала.

Сергей промолчал, но внутри поднималась ледяная волна праведного гнева.

– Посмотрим! – сухо выдавил он и погладил Алису по голове.

Вечер был испорчен, и ребята в расстроенных чувствах улеглись спать. Он провалился в сон, как в глубокий колодец. А на его дне – тот мажоришка из новостей пылал в своей крутой тачке, как адская свечка. Сергей проснулся в холодном поту. В носу ещё стоял сладковатый запах горящего мяса и бензина. Только холодный душ привел Сергея в себя. Но он так и не смог отделаться от ощущения присутствия в том страшном сне. Проснувшись, Алиса бросилась к телевизору, в надежде узнать продолжение вчерашней истории. И ожидания её оправдались! На фоне искорёженного пламенем авто, вчерашняя журналистка, дрожащим голосом, рассказывала:

– Сегодня ночью Максим Кортевский сгорел в своей машине. Это произошло в момент, когда он был выпущен из следственного изолятора по подписке о невыезде. Всё произошло внезапно, и специалисты до сих пор не могут ответить на вопрос, что же стало причиной внезапного возгорания.

– А бог всё-таки есть! – злорадно воскликнула Алиса. – А я, что тебе говорила, его всё равно бы отпустили! Что с тобой?

Посмотрев на экран телевизора, Сергей почувствовал нестерпимый позыв тошноты и бросился в ванную, где ещё долго не отходил от «белого друга». Наконец, бледный, пошатываясь, он вернулся в комнату.

– Что с тобой? – повторила вопрос обеспокоенная Алиса. – Может врача вызвать?

– Само пройдёт. Так, что-то накатило… – тихо ответил он. – «А ведь всё это я видел в моём сне. Это я его там сжёг. Господи! Что же это?»

Всё утро Сергей пролежал на диване, уткнувшись носом в подушку, спиной ко всему миру. Алиса обеспокоенно хлопотала вокруг, но, каждый раз натыкаясь на неприступную броню его молчания, она опустила руки и убежала на работу. Вечером её ждал сюрприз: он приготовил ужин, купил цветы.

– Завтра мы отправляемся на море. У моего сослуживца в Сухуми дядька живёт. Он договорился с ним, и нас ожидает прекрасная неделя, где будем только мы и море, – огорошил Сергей девушку. – И ни каких отговорок! Я уже взял билеты на поезд. После ужина начни собираться, а я уже привёз свои вещи из дома.

– Ты уверен, что тебе не нужно обратиться к врачу? – нерешительно спросила Алиса.

– Я в полном порядке, уверяю тебя!

Она пожала плечами, и села за стол. К утру сумка с вещами уже стояла в коридоре, а девушка носилась по квартире, вспоминая в последний момент о «самом важном». Сергей терпеливо дожидался подругу, стоя на балконе. Когда подъехало такси, он просто взял её за руку, подхватил багаж, и они вместе вышли из дома. Заперев дверь, Сергей приложив палец к губам Алисы и спокойно произнёс:

– Мы едем отдыхать, так что начинай расслабляться прямо сейчас!

– Вах, дорогой! Какая же у тебя красивая жена! Мне бы такую! – бородатый абхазец, дядя сослуживца Сергея, в чьём доме они поселились, был явно рад своим постояльцам. Человек он оказался одинокий, тихий, даже застенчивый. А высокая седовласая женщина, которую ребята при первой встрече приняли за его жену, была овдовевшей сестрой старика. Жили они скромно в небольшом доме с прекрасным видом на море и великолепным виноградником – гордостью хозяина.

– Какие красивые дети у вас должны быть! – продолжал осыпать комплиментами Алису старик. Девушка смущенно улыбнулась и спряталась за широкую спину Сергея.

– Дядя Айрат, спасибо на добром слове, но мы с Алисой ещё не женаты, – ответил Сергей старику.

– Как так?! – удивился тот. – Ты её любишь? А она тебя?

Настала очередь смутиться Сергею.

– Джигита не любовь делает слабым, а её отсутствие. Я вот давно любил одну красавицу, но не отвечала она мне взаимностью. Я женился на нелюбимой и уехал в Сухуми, построил дом, посадил виноградник. Но не дал мне бог наследника, жена умерла, и некому передать плоды своего труда. Дети! Берегите то, что вам подарил господь. Не отворачивайтесь, не играйте с дарами. Он знает, что делает, – старик смахнул набежавшую слезу.

– А если дар опасен и непонятен, как быть?- спросил вдруг разом посерьёзневший Сергей.

– Понять промысел божий и возблагодарить за ниспосланное! – ответил старик и внимательно посмотрел в глаза парню. – Тебя что-то гнетет, сынок. Расскажи старому Айрату. Вдруг господь надоумит, и я смогу помочь.

– Я и сам ещё не знаю в чём она – моя проблема. Но, что есть такая – верно, – тихо ответил Сергей.

-Ты подумай, сынок. Спроси себя, испытай. Человек на все вопросы может найти ответ, если бога внутри себя послушает. А со свадьбой не тяни. Скажи девочке про свои чувства, а то нехорошо получается.

– Спасибо тебе, дядя Айрат. Я подумаю!

Сергей встал, обнял девушку за талию, и вместе они направились к морю по широкой каменной лестнице, идущей прямо от дома старика.

Уже три дня, как пара поселилась в доме гостеприимного старого Айрата. За это время видения ещё ни разу не посещали Сергея. Нервы стали успокаиваться, и он смог, последовав совету старика, задать вопросы своему внутреннему я. «Кто я? Зачем имею этот дар? Что несу в этот мир – добро или зло?» Шуршание волн о прибрежную гальку, вечерний лёгкий бриз – навевали мысли о вечном и прекрасном. Все страхи былого отступали под натиском чистой стихии. Внутренний огонь успокаивался и затихал, а на его место приходило сладостное ощущение единства с миром, божественного покоя.

– Тебе нравится здесь? – прервала молчание Алиса. – Я вижу, тебе стало лучше, кошмары прекратились.

– Алиса, ты меня любишь? – неожиданно спросил Сергей.

Девушка смутилась, остановилась и посмотрела в глаза спутнику.

– А ты меня? – тихо спросила она.

– Давай, когда вернемся домой, поженимся, – предложил Сергей.

Она звонко рассмеялась и побежала в сторону моря, крикнув в ответ:

– Посмотрим!

Сергей побежал вслед за ней.

Вернулись они затемно. В доме горел свет, и слышались чьи-то громкие голоса. Сергей прислушался.

– Кажется, у наших хозяев гости, и не очень желанные… – предположил он.

Осторожно ступая по посыпанной песком дорожке, ребята подошли к открытому окну, откуда можно было услышать происходящее в доме.

– Айрат, послушайте, мой кунак шутить не будет! Он предложил вам хорошую цену. Почему вы отказываетесь? Вы купите себе дом или квартиру в городе. Не упрямьтесь! Вы знаете, Шамиль опасный человек!

-Я построил этот дом своими руками, вырастил сад и хочу умереть в этом доме. Хочу, чтобы меня похоронили в моём саду, – голос старика звучал гордо, но сердце Сергея почуяло в нём неизгладимую боль и обиду.

– Шамиль может вам это устроить, уважаемый! – зло прошипел ночной гость. – Даю вам время до завтрашнего вечера. Потом пеняйте на себя!

Послышались шаги на веранде, и кто-то быстро вышел из калитки. Ночное пение цикад заглушил шум мотора и удаляющееся шуршание шин по асфальту. Ребята вошли в дом. Старики сидели на тахте и понуро смотрели друг на друга, не замечая вошедших.

– Добрый вечер, уважаемые! – вежливо произнёс Сергей. – Мы тут, нечаянно, стали свидетелями не совсем понятной нам сцены, но, как мне кажется, вышедший отсюда человек не предлагал вам купить кофеварку или чайник. Или я ошибаюсь?

Старик поднял на Сергея глаза, полные слёз и отчаянья.

– Ты прав, сынок! Гайрат, кунак нашего уважаемого Шамиля, предложил мне, от его имени, продать мой дом. Шамиль хочет построить здесь гостиницу – уж больно красивый вид. Денег предлагает, не задаром! Но я хочу здесь умереть! И он грозится устроить мне это…- кулаки деда сжались в бессильной ярости. – Вот если бы у меня был сын, он отомстил бы, как полагается по закону гор!

– А кто этот Шамиль? – спросила Алиса.

Тут подала голос всегда молчаливая тётушка Зейнаб:

– Это шакал и сын шакала! Вор и убийца. Всю округу запугал, всё, что хочет, делает. Нет на него управы! Он сам – власть! Его дом на том конце города, самый большой. Он здесь главный. Богом себя возомнил! Что мы против него! – и она залилась горючими слезами, причитая и охая.

Сергей тяжело вздохнул. Видно, нет на этом свете места, где не лились бы слёзы, где бы слабый не стонал под пятой сильного, и где каждый пузырь не мнил себя богом. Нет, не убежать от боли и страданий человеческих – везде они тебя настигнут!

– Дядя Айрат, я могу поговорить с вами наедине? – произнёс Сергей. Алиса посмотрела на него и испугалась. Лицо парня стало жестким, в глазах появился незнакомый ей блеск, а в голосе звенела сталь.

Старик поднялся, и они вышли на веранду. Сели на разостланные по полу курпачи.

– Ты хотел услышать о моих страхах и моем даре. Так вот! Я боюсь себя, боюсь своей силы, но знаю, что могу с её помощью помогать таким как ты обиженным, наказывать зажравшихся «хозяев мира». «Как?» – спросишь ты. Пока не знаю. Но наказание страшно. Ты добрый старик и я хочу отплатить тебе за добро добром. Сейчас мы пойдём к дому Шамиля, и ты скажешь, что хочешь говорить с ним. Я должен его увидеть.

Старик удивлённо посмотрел на Сергея.

– Но, что я ему скажу?

– Скажи, что согласен на продажу, но проси больше времени на сборы. Скажи, что надо присмотреть хорошее жильё для переезда. Запомни, мне нужно немного времени и увидеть его.

– Зачем мне так поступать! Я не хочу продавать дом! Пусть он меня убьёт! – воскликнул гордый старик.

Сергей положил руку ему на плечо и произнёс:

– Прошу, отец, доверься мне! Не пожалеешь!

Старик как-то сразу обмяк и, утерев слезу, согласился следовать плану Сергея. Поймав попутку, через час они оказались перед воротами огромного особняка местного олигарха. Неприветливый охранник с явным презрением осмотрел просителей.

– Поздно уже! Не принимает.

– Скажи, дед Айрат пришел. Говорить хочет, – сухо ответил старик.

Охранник хмыкнул, но набрал внутренний номер и передал просьбу старика. Пришлось подождать, но минут через двадцать их пропустили. Вооруженный автоматом бородатый мужик в военной камуфляжной форме провёл гостей в крытую беседку, а сам встал у входа. Ещё полчаса ожидания, и к ним вышел хозяин – невысокий, с гладко выбритой головой и жидкой рыжей бородкой, невзрачный  человечек с хитрыми и злыми, вечно бегающими глазками.

– А, Айрат Шухратович, рад вас видеть! А то я и не поверил, что вы ко мне сами пожаловали. Что же вас привело в столь поздний час? – прогнусавил Шамиль.

Пока старик вёл переговоры и жаловался на жизнь, Сергей изучал этого «местного господа бога», тихо сидя в дальнем углу. Придя к обоюдному соглашению, дед и Шамиль обменялись рукопожатиями.

– Завтра племянник к вам придёт, уважаемый. Все бумаги принесёт, деньги. Моё слово – закон! – заверил старика на прощание Шамиль. Он был очень доволен сделкой и даже предложил довести старика до дома на собственной машине. Айрат не возражал. Новенький БМВ быстро домчал их до дома.

– И что теперь?- спросил старик Сергея. – Я слово дал!

– Не волнуйтесь! – сухо ответил парень и ушёл к себе комнату.

Алиса уже спала. Быстро раздевшись, Сергей устроился рядом с девушкой и стал думать о Шамиле и той несправедливости, которую творить этот человек. Постепенно в нём разгорался огонь праведного гнева. Огненным вихрем он врывается в дом Шамиля. Находит его в кабинете за какими-то бумагами. Подходит и смотрит в его хитрые, лживые глаза. Огненные протуберанцы вырываются из глаз Сергея  и проникают в мозг Шамиля, растекаются по его венам, выжигая его нутро. Запах горелой плоти наполняет помещение. Шамиля больше нет, лишь обуглившееся тело скорчилось в предсмертной агонии на кожаном кресле. Сергей открывает глаза. Утреннее солнце играет на бледных щеках Алисы. Свежий морской ветерок разгоняет, засевшую в памяти вонь от горящего мяса. Приступ тошноты предательски вырывает из мягкой постели. Он не успевает добежать до уборной. Кормящая, в это время кур Зейнаб, испуганно посмотрела на гостя.

– Всё хорошо! – прохрипел он. – Не беспокойтесь!

Из дома вышел Айрат и направился к Сергею.

– Мне позвонил племянник Шамиля и всё отменил. Говорит, с дядей произошел несчастный случай…он, так сказать, умер. Но я бы это назвал – карой небесной! Им не до меня теперь! Господь нас услышал! Что ты сделал, сынок?

– Я наслал на него гнев божий… видимо! – слабо улыбаясь, ответил Сергей.

Теперь он был точно уверен, что всё происходящее в его снах – правда. И, что именно он убивает этих людей. Новое открытие испугало Сергея. Он решил немедленно связаться с профессором и договориться о встрече.

Доктор Еремеенко назначил Сергею встречу на следующий день. Ребята, попрощавшись со старым Айратом и его сестрой, вернулись домой. Сергей ничего не стал рассказывать девушке о разговоре с Шамилем, лишь ответил на её вопрос, что дело улажено, и старику уже ничто не угрожает.

Доктор попросил Сергея приехать к нему на загородную дачу, где он «уединился для размышлений».

– Это моё место силы! Здесь мне вольно и хорошо думается, здесь я работаю над трудом всей моей жизни. Знаете ли, хочется поделиться с неравнодушными людьми своим опытом… – доктор скромно улыбнулся, подавая руку гостю.

«Место силы» оказалось добротным деревянным домом в два этажа и обширным садом, засаженным цветами и фруктовыми деревьями. От калитки прямиком к дому мимо цветочных клумб  вела утоптанная тропа. Профессор ждал Сергея, сидя в плетёном кресле на террасе. Усадив гостя напротив, Еремеенко принялся внимательно изучать записи в его анкете, то и дело, бросая взгляд изпод очков на Сергея, а тот беспокойно ёрзал в ожидании «приговора». Наконец доктор произнёс:

– Людочка – одна из лучших моих учениц, но если даже ей не по силам разгадать вашу тайну, значит вы не простой человек. Так, кто же вы, Сергей?

– Мне и самому хотелось бы это знать, Николай Львович, – ответил  парень.

– Тогда вам придётся быть со мной откровенным, а иначе я не смогу вам помочь. Расскажите всё с самого начала.

Пока Сергей рассказывал свою невероятную историю, начавшуюся с того злополучного обвала в горящем доме, Еремеенко не сводил с него глаз, изредка что-то быстро записывал в блокнот. Когда Сергей дошёл до событий  в Сухуми, доктор нервно вскочил  и стал быстрыми шагами измерять террасу, потирая подбородок тонкими длинными пальцами и бормоча себе под нос:

-Невероятно! Неужели это один из них? Cecidit! Flammae!(1)

– Я позвонил вам и теперь надеюсь получить помощь… – закончил рассказ Сергей.

– Вы всё сделали правильно! Правильно, что решились обратиться именно ко мне. Уж и не знаю, где бы вы сейчас были, обратись к другому доктору! – нервно воскликнул Еремеенко.

-Что вы имеете в виду?  – удивился Сергей.

-На первый взгляд, акцентирую ваше внимание, неопытного в таких делах специалиста, вы – это яркий случай классической шизофрении. Вам бы никто не поверил! Какие пожары, убийства! Вы типичный шизофреник! – доктор натянуто рассмеялся. – Но я – то знаю, вернее, полагаю, что знаю, кто вы, на самом деле.

– И кто же? – глухо спросил Сергей. Ему очень не понравилась реакция  доктора, да и всё его поведение вызывало в Сергее нервное напряжение.

– А это мы и выясним вместе! Но, явно – не сумасшедший! – Николай Львович радостно потёр руки, предвкушая  интересную работу.

– А у вас такие случаи уже бывали? – осторожно поинтересовался Сергей.

– Бывали?! Да я специализируюсь на таких случаях! Вот погодите, поработаем, и я познакомлю вас с такими же интересными, как вы людьми. У нас грандиозное будущее, вот увидите!

– У нас?- удивился Сергей.

– Простите! Я хотел сказать, у вас грандиозное будущее! – поправился Еремеенко, смущённо улыбаясь.

– И когда начнутся сеансы? А то у меня отпуск заканчивается… – Сергей явно нервничал.

– А знаете, что? Хотите, оставайтесь здесь, у меня. Мы будем работать, разговаривать… Оставайтесь! – воскликнул профессор.

– А это удобно? Я вас не стесню?

Предложение Николая Львовича обескуражило Сергея – старик явно пытался расположить его к себе, но в глубине души ворочался склизкий червячок недоверия. «А что я теряю? Если опять начнутся видения, то рядом будет специалист, надеюсь, поможет. Да и времени в обрез! Была-не была, останусь!» – решился он.

***

Сергей лежит на кушетке. Шторы в кабинете профессора приспущены. Мягкий полумрак, запах благовоний и мерное постукивание маятника. Ведомый голосом  доктора, Сергей идёт по тонкой серебристой нити – дороге, связующей в единое ожерелье множество, выплывающих из мрака времени матовых жемчужин – жизней. Это его жизни, его история. И он намерен постичь промысел божий, приведший его в этот мир, где он скитается уже многие тысячелетия. Следу нити, он попадает в прожитое, ощущает себя в теле иного человека, видит его поступки, понимает мысли, оценивает и анализирует. И вновь оживают образы, так напугавшие Сергея в больнице: пожары, пожары и смерть. И везде он, как карающая длань неведомого божества, или, всё – таки, орудие тьмы! Образы, разные – они сменяют друг друга в этом дьявольском калейдоскопе: нацистский офицер, наёмник, гусар, лихой пират, ассасин …да кто же ты? Кто ты настоящий? Как давно ты в этом мире ищешь себя, или бежишь от кого-то? Серебряная нить уводит всё дальше и дальше вглубь веков, к началу творения. Всё трудней и трудней пробираться сквозь тернии памяти к истоку. Всё ужаснее творимое тобой! И есть ли этому прощенье? И почему чужая злая воля управляет тобой, почему не сам ты решаешь, кем и с кем быть?! «Я обязан разорвать этот замкнутый круг! Вырваться из-под власти неведомой мне силы, обрести собственную волю!» – эта мысль взрывает мозг Сергея, становится его путеводной звездой. Он всё ещё не знает своего истока, но уже постиг силу, дарованную ему. С каждым новым воспоминанием он принимает в себя память прошлого воплощения, его опыт и навыки. Учится, вспоминая. Николай Львович не даёт ему расслабляться, снова и снова погружая в прошлое.

– Мы уже две недели топчемся вокруг да около, изучая ваши прошлые воплощения, но вы, Серёжа, не хотите подпустить меня к вашему истоку. Ваша сущность не желает показаться  свету. Отчего? Разве я не внушаю вам доверия? – обиженно заявил профессор. – Только познакомившись с настоящим вами, мы сможем познать всю природу вашего дара.

– В этом моей вины нет! – отрезал Сергей. – Я делаю всё, что вы говорите. День и ночь изучаю себя, вспоминаю. Думаете, я не хочу узнать эту вашу «правду о себе»?

-Я должен подумать! – решил доктор. – Отдохните. Вы действительно проделали огромную работу. Поезжайте к семье. Я позвоню вам.

– Мой отпуск заканчивается, профессор. И скоро мне будет не до опытов над своей психикой. Работа у меня такая! – Сергей был недоволен поведением Еремеенко. И чем дальше он продвигался в изучении себя, тем громче звучал шепот сомнений.

– Дорогой мой, если бы вы позволили мне добраться до вашей сущности, то ваша нынешняя работа показалась бы вам игрой малыша в песочнице. С вашими способностями я бы смог предложить вам более интересную и высокооплачиваемую работу. Вы бы жили припеваючи! – едко заметил Николай Львович.

– Меня и моя работа устраивает! Я людей спасаю, между прочим, – обиделся Сергей.

– Да, да, конечно. Ваша работа благородна и опасна… Но вы созданы для большего! Такие как вы – творят историю.

– Скорее – исполняют волю творящих! – едко парировал Сергей. – Знаете, я многому научился за эти дни и многое понял. Вы что-то скрываете от меня, вечно юлите, намекаете… Хотите, чтобы я вам открылся, так будьте и вы со мной откровенны.

Еремеенко нервно прошёлся по кабинету, потёр виски и произнёс:

– Хорошо! Будь по-вашему! Я являюсь одним из членов секретной организации, изучающей паранормальные способности человеческой психики. Мы ищем и обучаем людей, похожих на вас. У них разные способности, разные сущности, но всех их объединяет одно – стремление изменить этот прогнивший до основания мир, позволить нормальным людям свободно дышать, избавить общество от паразитов, вроде вашего Шамиля. Мы служим нашей стране, нашему народу!

– И вы предлагаете мне работу в этой организации? – осторожно спросил Сергей. – И какова же будет в ней моя роль? Киллера, палача? Это то, чем я занимался из жизни в жизнь, постоянно служа кому-то, исполняя чью-то волю, борясь за чужие  идеалы. Снова и снова!

– Каратель,- тихо произнёс доктор.

– Что? – переспросил Сергей.

– Вы каратель по призванию и да, исполнитель чужой воли. Это ваша судьба.

– А если я не хочу такую судьбу? Если хочу свободную волю? Что, убьёте меня, в психушку посадите? – закричал Сергей.

– Не я – общество, – тяжело вздохнул Еремеенко. – Что для вас «свобода воли»? Чтобы вы не говорили, и не делали, вы остаётесь  карателем. Это ваша суть. Пойми те же!

Сергей тяжело опустился на кушетку и уронил голову на  руки, закрыв ладонями лицо.

– Может вы и правы! Но вот, прикиньте, стану я служить вашему обществу, стало быть – государству, а ещё вернее – той политической элите, которая сейчас власть держит. И кого же я стану карать? Неугодных? И в чём же будет моя заслуга, чем моя нынешняя жизнь будет отличаться от всех предыдущих?  А свободу я вижу так. Никому служить не хочу, а если встречу несправедливость – накажу! – глухо произнёс Сергей.

– Одиночка уязвим. К тому же у вас есть семья, любимая женщина. Вы о них подумали? – воскликнул  доктор.

– Вы вечно будите держать меня на этом крючке? – в исступление прокричал Сергей.

– Не я! Обстоятельства, – холодно ответил Еремеенко.

– Плевал я ваши обстоятельства! Я уезжаю.

Сергей пулей вылетел из дома и бежал всю дорогу до автостанции.

Переведя дыхание, Сергей сел в автобус с намерением  поскорее увидеть семью. Всю дорогу он набирал  номера, но ни Алиса, ни мать с отцом трубку не брали. Нервы были на взводе. Ему казалось, что автобус специально так медленно едет, чтобы он никогда не добрался до дома. Когда совсем стемнело, водитель объявил:

– Подъезжаем, конечная! Вещи в салоне не забываем!

Сергей, грубо расталкивая пассажиров, рванулся к выходу. Поймал такси и дрожащим от волнения голосом назвал адрес. Лифт в доме не работал, но он и не был ему нужен. Словно на крыльях, Сергей влетел на  седьмой этаж. Нажал на звонок у входа. Никаких звуков за дверью. Дрожащими руками вытащил из кармана ключи и вставил в замок. Но дверь оказалась незапертой! Сердце так громко стучало в висках, дыхание готово было остановиться. Он толкнул дверь и вошел в квартиру. Никого.

– Мам, пап! – позвал парень.

Тишина. «Ладно. Они могли куда-нибудь выйти ненадолго, к соседям, вот дверь и не заперли»,- пытался он успокоить себя. Через тёмный коридор прошёл в столовую. Щёлкнул выключателем…  забыл, как надо дышать. На полу посреди комнаты в луже крови лежал отец. В его груди торчал кинжал с запиской. Вокруг были разбросаны какие-то фотографии. На четвереньках Сергей подполз к телу отца и, заливаясь слезами, прочитал, пропитавшееся кровью послание.

« Мы знаем, что ты сделал! Закон гор гласит: отомсти за своего родака! Ты забрал у меня дядю, а он был мне, как отец. Я забираю твоего отца. Это честно! Айрат мне всё рассказал. Твоя мать и девушка у нас. Хочешь их ещё увидеть, приезжай. Есть разговор». Он прочитал этот клочок бумаги несколько раз, с трудом осознавая случившееся. Наконец, Сергей заметил фотографии на полу. Одно за другим он рассматривал изображенные  на них сцены насилия и смерти:  дед Айрат с разбитым лицом, его  сестра, ползущая в ногах убийц, изуродованный труп старика и болтающаяся в петле Зейнаб, горящий дом, в котором он провел самую прекрасную неделю в жизни.

Сергей сидел на полу, обхватив голову руками и плакал, когда в квартиру вошел, делавший обход участковый. От неожиданности тот потерял дар речи.

– Что… что здесь произошло? – бормотал он, пытаясь вызвать  бригаду скорой помощи и опергруппу. Но трясущимися руками было трудно набирать цифра на  телефоне. Наконец ему это удалось.   Направив пистолет в сторону Сергея,  он крикнул:

– Руки за голову!

Никакой реакции. Он осторожно подошёл ближе и повторил команду. Сергей повернул к нему голову и посмотрел прямо в испуганные карие глаза молодого лейтенанта. Тот не успел даже вскрикнуть, когда его охватил столб пламени. Мгновение и с ним было покончено.

Прихватив с собой записку и фотографии, Сергей выскочил из квартиры и бросился на вокзал.

***

Сергей быстро нашёл дом Шамиля. Представляться не пришлось – его ждали. Охрана провела  его в кабинет почившего  бандита. За столом сидел племянник почившего бандита – Гайрат. Сергея грубо усадили на стул в центре комнаты, но связывать не стали. Молодой, с курчавой черной бородой и блестящей бритой головой отморозок, подошёл к Сергею, поигрывая кинжалом. «Точно такой же, каким был заколот отец», – подумал Сергей. Гайрат медленно обошёл  парня по кругу и, сев на стол, напротив, сказал:

– Айрат так хорошо о тебе говорил, брат! В таких  красивых эпитетах. Я захотел с тобой познакомиться поближе. Ты за отца не обижайся – всё честно. Ты был моим кровником, теперь я твой кровник. Закон гор! – он внимательно посмотрел в глаза Сергею. – Как ты это делаешь?

– На тебе показать? – стальным голосом ответил Сергей.

– Э, зачем так говоришь?! У тебя мама есть, женщина красивая есть. Хочешь, чтобы они жили – давай дружить!

Сергей  до боли сжал кулаки: «Если б не они, ты бы уже головешкой здесь тлел!»

-Я хочу их видеть!

– Всему своё время, брат! Тут такое дело… Понимаешь, после  скоропостижной кончины моего глубокоуважаемого дяди, да упокоит Аллах его  смиренную душу, наши позиции в деле ослабли. Все знали дядю, я никто… – он хмуро улыбнулся. – Но если убрать пару-тройку конкурентов, всё встанет на свои места. И ты мне в этом обязательно поможешь! Я ведь в тебе не ошибся?

– В обмен на жизнь моих родных. Я правильно тебя понял? – сухо произнёс Сергей.

– Мы очень хорошо понимаем друг друга, брат! – торжествующе воскликнул Гайрат.

– И когда я разберусь с твоими конкурентами, ты отпустишь нас?

Гайрат потёр лысину, почесал подбородок и, пройдясь по кабинету, нехотя ответил:

-Понимаешь, брат, такое дело… Не могу я вас отпустить. Твоя семья – гарантия моей жизни! Сам понимаешь!

– Понимаю! – глухо ответил Сергей.

-Ты и твои женщины будите жить как шахи. В золоте купаться. Слово джигита даю! Ты моей правой рукой станешь. Знаешь, какие дела мы будем проворачивать. Всю Абхазию к ногам положим.

Сергей лишь усмехнулся. Как же это знакомо!

-Я согласен, брат! Но и ты слово своё держи! – Сергей вызывающе посмотрел на Гайрата.

Гайрат хлопнул себя по бедру и рассмеялся.

– Молодец, настоящий джигит! А теперь скажи, что тебе нужно, чтобы человека…э…убрать?

– Фото есть?- деловым тоном спросил Сергей.

-Конечно, дорогой! Всё найдём!

Он крикнул что-то подручным на своём языке и, повернувшись к Сергею, спросил:

-Ты кушать хочешь? Там, шашлык – машлык…

-Я могу моих увидеть?

– По скайпу можешь. После, я тебя к ним отвезу. Они в доме в горах спрятаны. Ценные люди!

– Давай еду и связь! – почти  в приказном тоне произнёс Сергей.

– Сейчас всё будет, дорогой!

Поговорить с женщинами как следует, не удалось: то ли связь в горах плохая, то ли ребята Гайрата в технике нефурычали. Но, главное, они живы и здоровы. Да,  иначе и быть не могло! Гайрат жить очень хотел! Поужинав, Сергей попросился  на боковую – очень был долгий и тяжёлый день! Ему выделили гостевую комнату, а у дверей поставили охрану. Ночь прошла без сновидений.

Утром, после завтрака, Гайрат привёл Сергея в кабинет и положил перед ним четыре фотографии.

– Есть ещё один, но его фото трудно достать, нигде не светится! У меня с ним встреча через несколько дней в Турции. Поедешь со мной и на месте всё решишь. А потом увидишь своих женщин. Не волнуйся. Они в шоколаде!

Сергей промолчал. Забрал фотографии и ушёл к себе. Ему никто не мешал.

«Ещё четыре смерти на моём счету, а сколько их за спиной – никто не сосчитает! И сколько впереди…»

Мама и Алиса – наконец, ему удалось с ними поговорить. Женщины плакали, ничего не понимая, но выглядели здоровыми. Алиса рассказала, что её выкрали прямо на улице. Подкатила большая чёрная машина и её сцапали. На голову мешок, и свет она увидала только здесь.  Мать  тоже сказала, что её схватили в подъезде дома и, соответственно, о смерти отца она ничего ещё не знала. Сергей решил её не расстраивать. Сказал, что он и сам не понимает, что всё это значит, но обещает скоро со всем разобраться.

– Мы скоро увидимся! – заверил он на прощанье женщин.

-Через час самолёт  в Стамбул, –  сказал, войдя в комнату Гайрат.

– Хорошо. Я готов!

Турция встретила их тёплым морским воздухом и запахом специй. Машина, присланная в аэропорт, привезла Гайрата и его охрану, среди которой затерялся и Сергей, в роскошный отель.

– Сегодня вечером состоится встреча. Я покажу тебе Султанходжу, но будь осторожен, – предупредил Гайрат.

Сергей только кивнул. Позвонил телефон. Гайрат бросил беглый взгляд на экран:

– Из дома.

– Возьми, может что-то важное, – нехотя бросил Сергей.

Гайрат ответил на звонок и вышел в соседнюю комнату. Разговор был явно напряженным. Он много кричал и ругался, но из русских слов был только мат. Потом он вышел к Сергею, красный как рак, бросил, что-то невразумительное на заданный вопрос и ушёл, пыхтя как паровоз. «Раз мне не говорит, значит, меня это не касается», – здраво рассудил парень.

Вечером, в зале того же отеля состоялась встреча глав бандформирований и их спонсоров, на которой присутствовал и Гайрат. Охрану в конференц-зале не пустили, но на банкете, состоявшемся позже, Гайрат указал на статного мужчину в сером костюме. Сергей кивнул. «С каким бы удовольствием я бы их тут всех спалил! Но они хитрецы! Место выбрали людное, полно левых людей. Ни ракетой их не взять, ни группу захвата не сбросить!» – мелькнуло в голове Сергея. Но он старался запомнить лица всех присутствующих, на всякий случай…

На следующее утро, когда самолёт уже уносил Сергея на родину, местное телевидение передало сообщение о взрыве бомбы в машине знаменитого бизнесмена. Бизнесмен погиб на месте.

***

– Гайрат, я всё сделал, как ты просил! Отвези меня к моим, – попросил Сергей, когда они ужинали в доме Шамиля.

Гайрат помрачнел и нервно кашлянул. Сергей весь напрягся.

– Помнишь тот проклятый звонок в отеле? – спросил Гайрат Сергея. – Очень плохой звонок! Мои люди сообщили, что на тебя объявили охоту. Один из моих был подкуплен конкурентами и всё рассказал. И о твоих женщинах тоже…Эти шакалы напали на дом и всех там поубивали! Мои люди сражались как тигры, но их было мало. Они рассудили,  как последние  сволочи, что если убьют женщин, то ты убьешь меня! Прости меня, брат!  Прости, что не уберёг! – с этими словами  Гайрат упал на колени и заплакал. Он  был действительно напуган и говорил правду. Ему – то незачем было их убивать.

– Кто? – прохрипел Сергей, задыхаясь от гнева и боли.

– Этот шакал всё рассказал, – всхлипывая, ответил Гайрат. – Мы уже отправили к этим людям наших.

– Отвези меня туда! – прокричал Сергей.

Гайрат вскочил и неуклюже бросился отдавать распоряжения. Через несколько минут они уже неслись по дороге в сторону соседнего городка, где жил родственник одного из спалённых конкурентов.

Оказавшись перед домом из красного кирпича, откуда раздавались крики, Сергей окончательно потерял власть над собой. Боль потери, презрение к этим ничтожным людишкам, нервное напряжение последних дней – всё слилось в единый огненный поток. А он стоял и смотрел на пламя, жадно пожиравшее здание и людей. Мир остановился, и перед ним появился тот, к кому он шёл столько времени, кого так страстно желал узреть. Он вышел из пламени. Его огненные крылья закрывали небо. Пламя полыхало в глазах. Он подошёл к Сергею  и сказал:

– Я был одним из трёхсот лучших воинов Света. С нашим командиром мы уничтожали гнёзда тьмы одно за другим. Люцифер-денница бога, вёл нас в бой, во славу Творца. Но и в его душу попали тёмные споры и проросли, поразив всех нас своим ядом, ибо были мы все, как одно. И, вместе с ним обречены на вечное проклятье! И нет нам места ни в аду, ни в раю. Сменяя человеческие обличия, мы скитаемся в мире людей. Теперь у каждого свой путь. Каждый волен выбрать сторону для битвы. Я – твоя сила. Так помоги мне выбрать правильный путь!

А затем он сложил крылья и…слился с Сергеем. Парень повернулся к своим перепуганным спутникам, прячущимся за машиной. Зло усмехнулся, и несколько корчащихся от боли тел вспыхнули  на тротуаре перед догорающим домом. В памяти всплыли лица всех тех, кто пировал в  турецком ресторане, и несколько десятков живых факелов осветили собою на миг эту землю. Сергей улыбнулся – мир стал чуточку чище! Он расправил крылья и исчез.

Конец.

1)            – Падший! Огненный! (лат.)

(Просмотров за всё время: 16, просмотров сегодня: 1 )
0

Автор публикации

не в сети 4 дня

Антар

84
Бороться и искать, найти и не сдаваться.
flag - УзбекистанУзбекистан. Город: Ташкент
Комментарии: 117Публикации: 6Регистрация: 31-12-2020
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
БФ-2 ФиналБФ-2 Финал
БФ-2 Финал
АПАП
АП
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

1
0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх