Луна

Луна

Он сидел на грязных ступенях пыльного, давно не мытого подъезда обыкновенной шестнадцатиэтажной башни. Сидел и безнадежно пытался совместить в один,  контур, засиженного мухами окна.

Но в глазах двоилось и этот процесс казался очень мучительным и бесконечным. Сквозь грязные стекла «обеих» окон проглядывали две ущербленные луны  и их нечистый вид, а главное какая-то неправильная, нереальная,  дурацкая симметрия вносили в его душу ощущение полного беспросвета и необъяснимой тоски.

-Господи!

Думал он, задницей ощущая холод бетонных ступеней.

– Да как же нормальные люди могут здесь жить, здесь, в доме,  где даже луны и те, засижены мухами!?

Не дожидаясь ответа на собственные мысли, он достал из кармана плоскую четвертинку, в которой на палец булькала теплая водка.

Допив, то,  что было, он в который раз поразился ее мерзкому запаху  и точно в такой же раз попытался сигаретой перебить стойкий привкус аптеки, резины и еще какой-то гадости.

– Ну, конечно же, левая!

Вслух,  самому себе заявил он.

– Не зря же я с такой малости поплыл. Да и цена…

Мысли его от этого пойла,  тут же вернулись в квартиру, из которой он совсем недавно ушел, да еще с таким скандалом.

В ушах, казалось, все еще звучал резкий визг заказчицы, хозяйки квартиры, толстой до омерзения бабы,  заставшей его за очередным глотком этой сивухи.

-Ты, как тебя там, плиточник, похоже, совсем охренел!?
Ты за мои деньги что я тебе плачу, должен меня в жопу целовать, мразь! А ты водку тут жрать удумал!?

Голос ее срывался на крик, пудра с трясущихся щек осыпалась, как иголки с новогодней еле в теплой комнате. Мат из ее густо накрашенных губ казался почему-то еще более паскудным, чем, если бы он его слушал от последней вокзальной, рублевой  шлюхи.

Сначала, он еще пытался извиняться, что-то говорил о качестве работы, которое, несмотря на эти жалкие граммы, все равно очень хорошее, о творческом подходе, об однообразии, о глотке кофе, который сейчас же выгонит даже намек на опьянение.

Но она все визжала и визжала, и паузы между ее криками становились все меньше и меньше.

Тогда, скидав в большую сумку весь свой инструмент, он молча переоделся и также молча вышел из квартиры, громко хлобыстнув железной дверью, на прощание.

И, вот, теперь он сидел на грязных ступенях холодного подъезда и упорно смотрел на раздвоившиеся окна.

Перед глазами, где-то внутри его сознания, как на передержанном фотоснимке все более и более контрастным проявился образ его жены.

Ее сузившиеся от злости глаза, побелевшие губы и скулы, а за спиной ее стояли в молчаливом осуждении две дочери…

– Что же я наделал!? Что же я…

Мысли в его голове,  нечеткие и обрывчатые,  путались, цеплялись меж собой, а руки  его, уже судорожно рвали скользкий от пыли и жира шпингалет.

С сухим треском в сторону отлетели твердые пожелтевшие бумажные ленты, которыми кто-то когда-то заклеил от сквозняка оконные рамы, да так и забыл про них на долгие годы.

Пожухшая, темная от пыли  вата и сухие невесомые мухи, посыпались на него, а он, уже, опираясь ногой о люк мусоропровода, лез все выше и выше  в оконный проем.

В лицо ударило чистым свежим воздухом и откуда-то снизу, где мотались голые ветви деревьев, тянуло аппетитным запахом жареных котлет, а в темноте, в черном почти небе,  желтела ясная луна.

-А луна – то все ж таки одна…

С  каким-то радостным  откровением  прошептал он и шагнул вниз.

0

Автор публикации

не в сети 12 часов

vovka asd

832
Комментарии: 40Публикации: 134Регистрация: 03-03-2023
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Шорты-38Шорты-38
Шорты-38
ФФ-2ФФ-2
ФФ-2
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

0
Напишите комментарийx
Прокрутить вверх