Странные фотки жены с незнакомцем. Часть 3

  1. Съемка в отеле

 

Мы дошли до места, в котором планировалась наша очередная фотосессия. Мы хотели снять гостиницу, и Марат нас в этом поддержал. В добавок, он настоял на том, чтобы мы пошли в хорошую гостиницу.

 

Это была одна из Сталинских высоток, между Таганки и Китай-городом. Мы в таких гостиницах еще не были. Это было массивное здание с несколькими башенными корпусами напоминающих шахматных фигур. По бокам были башни формой ладьи, а посередине главная башня формой короля или слона.

Войдя в здание, Марат подошел к женщине на ресепшен, а мы с Мариной сели в деревянные кресла классической вырезки с роскошной обивной. Я рассматривал помещение – всё вокруг было старомодно, но светлые тона не позволяли почувствовать омрачённую атмосферу Совка. Полы были мраморные, на потолках были разные вырезы, и вокруг располагались разные скульптуры.

 

Через несколько минут подошел Марат.

 

– Всё, я договорился, – сказал здоровяк и мы с Мариной оживились, – У нас апартаменты здесь на два дня. Сможем снять много хороших кадров.

 

Мы добрались до апартаментов. Всё было на высшем уровне. Вокруг была обставлена роскошная мебель. Вид из окна был на Москву-реку. Зеркало на потолке, разные картины, и даже небольшое джакузи посередине.

 

Сначала мы сели на диван, возле которого располагался небольшой журнальный столик с черной мраморной поверхностью и золотыми тонкими узорами виде различных цветков. На столе располагались пустые бокалы для вина. Марат, заметив их, тут-же встал с дивана и подошел к стационарному телефону.

 

– Да, можно заказать вино в апартаменты? – спросил он, – какое будете? – шепотом окликнул он нас, но посмотрел интуитивно на Марину, а та на меня.

 

Я пожал плечами.

 

– А у них есть шато каландро бордо? – спросила Марина.

 

Марат переговорил по телефону, и положил трубку.

 

– Придется немного подождать, но будет. – доложил он.

– Может пока ждем, начнем фотосессию? – спросил я.

– Да куда спешить, два дня впереди… – сказала Марина, немного наклонив туловище вперед, расправляя волосы, а затем завернула их в пучок.

— Это да. – сказал Марат. – Может лучше поговорим? Расскажите о своих планах? Планируете куда-нибудь съездить отдохнуть?

 

Марина откинулась обратно на диван и замолчала. Она посмотрела на меня.

 

– Ну да, в целом планируем, – замялся я, – нужно немного деньжат подкопить.

– Понял… – Марат посмотрел в свои сложенные крест-накрест руки, – Может хотите составить мне компанию? Я планирую через месяц съездить в Турцию, на море. Еще нигде не отдыхал. Могу посмотреть вам туры и, в качестве дружеского презента, организовать эту поездку на троих.

– Да не, зачем? – удивился я, – не утруждай себя.

– Никаких проблем нет, Дима.

– Было бы круто! – вдруг влезла в разговор Марина.

– Так давайте сделаем это! – сказал обрадованный Марат.

 

Я немного удивился. Нет, не приглашению Марата или неожиданной радости супруги. Дело в том, что раньше Марина предпочитала не встревать в разговоры и переговоры такого уровня. Я не был холериком, но она уважала мои решения, когда речь шла о каком-то нашем совместном планировании.

 

Марина промолчала, поглядывая на меня.

 

– Давай вернемся к разговору, когда время наступит… – ответил я, и Марат кивнул, поджимая губы, выражая эдакий нейтралитет.

 

Нутром я не ощущал этого нейтралитета. Более того, все дальнейшие разговоры были сухими и недосказанными. Будто, Марина сдерживала себя, как и Марат для более развернутых разговоров из разряда «не о чем». Атмосфера электризовалась до прибытия сервиса номеров. В дверях Марат принял вино и вернулся к нам.

 

– Ну что, отпразднуем встречу? – спросил Марат, держа в руках две бутылки запрошенного вина и одну бутылку коньяка.

– Давайте… – тихо ответила Марина, чувствуя моё напряженное молчание.

 

Марат разлил Марине вино и предложил мне и себе по коньяку. Я отказался.

 

– Ты чего? – спросила Марина.

– Просто не хочу пить. – спокойным тоном ответил я.

– Ну, тогда и я не буду.

– Да я пока пофотографировать нормально хочу. Мне всю аппаратуру ставить. Что с тобой?

– Ну ладно, – пожала плечами супруга, – наливай, Марат.

 

Марат достал из тумбочки снифтер для коньяка, затем поухаживал за Мариной, а после налил себе двадцать грамм.

 

– За красивую Марину! – сказал Марат, и бокалы застучали.

 

Я в это время решил заняться осмотром номера. Марина и Марат вели беседу о комедийных передачах в интернете. После осмотра, я развернул свой рюкзак с аппаратурой посреди номера и начал устанавливать штатив и камеру. Пока я всем этим занимался, я спрашивал себя – «не делаю ли я ошибку?»

 

– Ну, вроде все готово. – сказал я.

 

Я повернулся к ребятам. Марина уже выпила пол бутылки, пока я занимался установкой аппаратуры и создания антуража. Марина не выглядела при этом хуже. Она пошла в спальню переодеться, а Марат спросил нужно ли ему раздеться или он пока может оставаться в одежде.

 

– Пока да.

– Может тогда выпьем по бокалу? – Марат протянул мне коньяк.

 

Я посмотрел на бутылку. Она почти целая.

 

– А ты чего не пьешь? – спросил я.

– Пью, но мне помощь нужна.

 

Недолго думая, я схватил бокал и выпил залпом. Тепло пробежало в груди.

 

– Дима-а… – услышал я голос жены из спальни, – можешь подойти?

 

Я поставил бокал на столик и пошел к жене.

 

Войдя в комнату, я увидел Марину в черном тонком прозрачном халате, а под ним черный комплект белья.

 

– Ну как? – спросила Марина и покрутилась.

 

Она сняла халат, чтобы я мог её лучше рассмотреть.

На ней был ажурный черный пояс для чулок с рюшами по обхвату и двумя небольшими бантиками на лентах, украшающие попу. Узорчатые чулки украшали белую кожу. Стринги тоже были с изюминкой – сзади они разъединялись таким образом, что посередине не было ткани, из-за чего можно было детально рассмотреть её женские прелести. Бюстгальтер едва укрывал её соски, отчего ореолы просачивались и можно было рассмотреть их пупырчатую розоватую кожицу.

 

У меня чуть челюсть не отвисла. Я сдавленно проглотил слюну, но деликатно молчал.

 

– Вижу, что нравится… – улыбаясь сказала супруга.

– Угу.

– Дима…

 

Марина подошла ко мне, взяла меня заруку и повела на кровать. Мы сели на край. Жена сделала глубокий вдох и протяжно выдохнула. Она опустилась спиной на кровать и смотрела в потолок.

 

– Ты не хочешь мне ничего сказать? – спросила, не отводя взгляд от потолка.

– Например?

– Не знаю, как-то всё странно становится.

– Да, есть такое.

– Я изначально делала это для тебя. Для твоей работы.

 

Я задумался.

 

– А сейчас? – спросил я.

– И сейчас, – уверенно и коротко ответила супруга, – но вся эта ситуация – соблазн. Я не железная.

– Как понять?

– Я могу говорить начистоту?

– Разумеется. Ты всегда можешь со мной быть честной и прозрачной.

– Тогда и ты будь со мной честен.

– Я всегда честен.

– Тогда пойми, что все эти трения и позирования с Маратом до добра могут не довести. У меня физически возникает внутреннее желание и возбуждение. И видно, что нам с тобой не просто пофотографировать интересно. Видно, что нам любопытно и интересна тема секса втроем.

 

Я промолчал.

 

– Разве нет?

 

Я пожал плечами.

 

– Возможно ты права.

– Может прекратим это всё, пока не поздно?

– Так мы ничего не начали.

– Да, но Марат за дверью.

– Ты меня любишь? – спросил я.

– Да. А ты?

– И я тебя. А Марата?

– Нет конечно!

– Но он тебе интересен? Привлекателен? – я прилёг рядом и тоже посмотрел в потолок.

– Возможно, мне сложно понять это, потому что мы это делаем для фото. Открыто с ним не говорила никогда.

– Давай пойдем до конца. Мы будем творить искусство, а чем оно закончится, тем закончится.

– Ну ты ответь прямо, ты хочешь секс втроем? – спросила супруга?

– Я не знаю. А ты?

– Возможно.

– Ну тогда решено. Если это произойдет, значит этому суждено было случиться.

– И потом никак обид друг на друга? – повернулась ко мне лицом жена.

– Конечно нет. Мы взрослые люди, мы можем обо всем договориться.

– Значит, мы договорились?

– Да.

 

Мы еще какое-то время лежали в таком положении, уперевшись ногами в пол и смотрели в потолок. Внутри пробежали кошки. Настоящее волнение наступило, когда мы услышали тихий стук в дверь.

 

– Друзья, вы еще долго?

– Пойдем? – спросил я.

 

Марина вздохнула.

 

– Пошли…

 

  1. Шоковая терапия

 

Когда мы вышли, Марина сразу же схватила заранее наполненный Маратом бокал вина и выпила его до дна.

 

– Разве так пьют вино? – игриво спросил Марат, – я думал его смакуют.

 

Марина промолчала.

– Марина, ты выглядишь шикарно! – воскликнул Марат.

– Спасибо… – сухо ответила Марина, не поворачиваясь.

– Марат, можно тебя попросить снять футболку? – спросил я.

 

Марат молча снял футболку. Он казался еще больше, чем был буквально неделю назад. Руки уже не казались такими тонкими на фоне больших ног. Они стали крепче, как и плечевой пояс. Грудь Марата тоже, казалось, сильнее обросла волосами.

 

Марат подошёл к супруге.

 

– Знаешь, брюки также нужно будет снять.

 

Подойдя к камере, я рассматривал сильный контраст между ними. Здоровый детина с толстыми ногами и ростом под метр девяносто. Немного уродлив своей непропорциональной внешностью. Яркие черты лица, большие глаза и губы, как у девушки, при этом большой здоровый боров с острой челюстью и скулами, будто топором рубили. Несмотря на растительность и крепкость, грудь у Марата была довольно плоской.

Такое странное распределение мышц и в целом внешние данные вызывали у меня профессиональный интерес. Но их внутренняя энергетика вызывала у меня смешанные чувства и волнение.

 

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

 

– Так, надо свет убавить немного.

 

Я подошел к софтбокс и поменял его направление немного.

 

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

 

– Так лучше… – сказал я.

– Дорогая, повернись пожалуйста к Марату, закинь правую ногу ему к поясу, чтобы он рукой подхватил её. Да, именно так.

 

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

 

– Марат, наклони немного Марину назад, под свою правую руку… Смотри ей в глаза… Марина, веки немного опусти, и ты Марат…

 

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

 

– О-о-отлично. Теперь опусти её ногу и перемести левую руку на грудь.

 

Марина, посмотрела на меня, затем повернулась обратно к Марату и закрыла глаза. Марат переместил свою руку ей на грудь и слегка сжал её.

 

– Мм, не. А можешь залезть рукой под бюстгальтер?

 

Марат отодвинул край бюстгальтера и залез своей лапой на сокровенное.

 

– Теперь немного подвигай, рукой, а я поймаю нужный кадр… Да, хорошо… теперь наклонись лицом к Марине… Прикоснись губами к её губам…

 

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

 

– Продолжай водить рукой… Активнее…

 

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

 

– Марина, приобними ладонями шею Марата, за ухо… Ага… Отлично…

 

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

 

“Отлично” – насколько это смешно звучит. Марату говорю водить рукой по груди моей жены, а Жену приобнять его за шею и говорю: “Отлично”.

 

Атмосфера накалялась. Вроде недавно начали съёмку, но в комнате было жарко.

 

«Интересно, произойдёт ли что-то если я уйду?»  – подумал я.

 

Трюк с заменой аксессуара здесь не сработает, мы не были дома и рюкзак был рядом. Но можно и просто отлучиться в уборную.

 

– Мне нужно отойти, – я указал большим пальцем себе за спину, где располагался санузел.

 

Отойдя в туалет, я попытался выдавить пару капель после выпитого, но ничего не вышло. Стояк. Да и мысли и другом.

Вернувшись, я увидел Марата одного. Марина подошла к столику и налила себе бокал. Присев на край дивана, она заметила меня. Все выглядело так, будто Марат не хотел отрываться от съемки, а Марина, наоборот, искала убежище.

 

– Продолжим? – спросил я.

– Дорогой, давай немного посидим, музыку послушаем… – сказала Марина, немного сжав зуб.

– Так мы только начали?

– Я пока не настроена.

– Окей… – вздохнул я.

 

Марина это почувствовала и как-то посмотрела на меня с обидой, но ничего не сказала.

 

Мы с Маратом присели рядом и тоже начали активнее налегать на алкоголь. Общение начало приобретать более откровенный характер. Марина спрашивала Марата про отношения, на что Марат открыто заявил, что у него давно не было девушки, но очень хочет и невмоготу ждать. Также он признался, что ему очень нравится Марина, он об этом говорил с завистью и выразил в мой адрес своё почтение с выбором спутницы. Марат оказался очень дружелюбным и элегантным парнем, в нем не было признаков стереотипов своего народа. Он был обходителен, деликатен в словах, но самое главное, я не замечал в нем какой-то двойственной подковырки, он не был злым или агрессивным. У него настроение не менялось по щелчку пальцев.

Марина тоже не оставалась в стороне, она призналась мне в любви при нем, и рассказала, что ей нравится в наших отношениях. Честно говоря, она так красочно и героический впервые описывала меня и своё отношение ко мне. Мне было настолько приятно, что хотелось куда-то спрятаться с ней и поблагодарить за такие теплые слова.

Смешно, как она начала рассказывать про меня – “Дима – какашка и жук, но я его безумно люблю и уважаю”.

Она описывала детально за какие поступки она меня уважает и любит. Как всё подробно раскладывала. Умничка.

Вот только я боялся, что это может повлиять на настроение Марата. Было видно по его выражению лица, что он немного приуныл. Его веки немного опустились, и он посматривал себе в ноги, поддакивая Марине.

 

Но, неожиданно, Марина подсела чуть ближе к Марату и предложила всем выпить за Марата, то что он не побоялся включиться в такой эксперимент с фотографиями. И Марина призналась нам, что Марат очень симпатичный кавказец, каких она раньше не встречала.

Марат взял вина, чтобы налить моей супруге, а Марина закинула свою одетую в чулок ножку на ноги Марата, и подставила бокал. Марат одной рукой приобнял её за спину, а второй осторожно налил вина.

 

– Давай со мной! – сказала Марату раскрасневшаяся Марина.

– Не вопрос. – ответил тот.

– На брудершафт? – спросил я.

– Ну, если ты не против. Заодно пофоткать можешь. – с искоркой в глазах ответила супруга.

– Тогда подождит-те… – я встал за фотоаппаратом.

– Давай скорее… – ехидно поторопила меня супруга.

 

Марина помогла подержать бокал, пока Марат его заполнял. Я уселся в кресло сбоку со стороны Марины. Мне казалось, что будь я за спиной, а не перед её лицом с камерой, ей будет немного проще расслабиться. Спустя дни эти откровения показались мне неким признанием. Будто Марина пришла к попу в церковь, чтобы тот ей авансом отпустил грехи, которые она собирается совершить.

 

Марат и Марина скрестили руки и выпили вино. Оба выпили почти до дна. Затем Марат замер, в ожидании следующего шага, а Марина немного приблизилась к его лицу. Марат сделал тоже самое – медленным движением он наклонился, и я услышал, как их губы начали соприкасаться.

 

– Кх-х… – послышалось сильное кряхтящее дыханье Марата.

– Ах… – Марина тоже громко и прерывисто задышала.

 

Я направил камеру и посмотрел в кадр. За спиной Марины не было видно, как они целуются, но звуки поцелуев и вздохи наэлектризовали всё вокруг. Я пока не начал фотографировать, чтобы они не прерывались. Я хотел посмотреть, как она целуется с другим без сожаления. Поймать эту истому, которая постоянно скрывалась от правды.

 

Марат подался вперед и начал активнее целовать её рот. Я смотрел, как неуклюже он фехтовал языком резкими размахами в разные стороны. Поедал рот моей жена, пока та задыхалась от волнения и страсти.

 

Насколько это всё выглядело невозможно. Ужас. С одной стороны, невероятное будоражащее волнение, отчего потели ладони, сжимались губы и потрясывало все тело.

 

В какой-то момент халат упал на пол. Они продолжали целоваться.

 

С другой стороны… Неприязненное отношение к самому себе. Да, есть ощущение будто я выхожу за рамки своих принципов из-за своих желаний. И насколько это выглядит со стороны отвратительно. Я женатый мужик, сижу с камерой и наблюдаю как моя жена с кавказцем буквально в десна долбится.

 

Теперь Марина активнее набросилась на Марата.

 

Будто хищник, поймавший свою добычу. Она пустила свои руки вперед, по его волосам. Целовала взахлеб его рот с такой страстью, что была легкая отдача, как от выстрела или удара. После каждого поцелуя Марина одергивала свою голову кверху, затем снова наклонялась и продолжала целовать его.

 

Марат слегка приоткрыл один глаз и посмотрел на меня.

 

Увидев, что всё нормально, он расстегнул на спину одним рывком все застежки бюстгальтера. Бретельки без вмешательства начали самостоятельно слетать с плеч моей супруги.

 

– Ах… А-а-х… – только и слышались её глубокие вдохи.

 

Бюстгальтер слетел и упал с дивана, пока Марина заползала сверху на Марата. Сиськи моей супруги активно заколыхали в такт трясущихся поцелуев.

 

Какой же всё-таки это пиздец. Какие мы законченные извращенцы, если дело дошло до такого бурного акта. Прелюбодеи. Куда же они так спешат. Спешат друг друга целовать… спешат друг друга трахнуть… Спешат жить…

 

Сиськи у Марины раскраснелись. Марат их сжимал жадно руками, не жалея сил. Он начал вытворять вещи, которые мы никогда не практиковали – плюнул Марине на грудь растер ладонью слюну.

 

Марат немного выпрямился и схватил вино. Он разлил немного Марине в ложбинку и начал облизывать.

 

Пора.

 

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

 

Марат начал наглее обращаться с моей женой. Он начал бить её грудь легкими ударами ладоней с обеих сторон. Марина вцепилась руками в его волосы, крепко сжимая.

 

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

 

Указательным пальцем Марат подлез к клитору моей жены, сидящей сверху на нем, и начал играть с ним и щекотать половые губы.

 

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

 

Я встал и подошел сбоку, чтобы запечатлеть залитое краской лицо Марины. Она заметила меня.

 

– Дима, любимый, иди сюда.

 

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

*щелк-щелк* *щелк-щелк*

 

Я сделал еще несколько кадров, отложил в сторону фотоаппарат, чтобы его не разбили, затем снял штаны вместе с трусами. Деревянный кол вырвался и колыхнулся вверх-вниз.

 

Со временем я вспоминал этот момент. Именно это была точка невозврата. Здесь можно было еще остановиться. Можно было все предотвратить.

 

Я подошел к вновь сосущимся Мариной с Маратом, схватил жену за её мясистую жопу, потянул назад к себе. Пизда сверкала от выделений на фоне тусклого желтого света. Я пристроил член и бесцеремонно вошел в жену.

 

– А-а… – от неожиданности за-а-кала жена.

 

Нет сил терпеть и медлить. Я начал ускоренно ебать свою жену. Я крепко вжался руками в пояс супруги и со всего размаху загонял свой кол. Это были редкие и мощные столкновения тел. С каждым ударом Марину штормило вперед, отчего она, как-бы, оказалась в полу-доминирующей позиции над Маратом. Она схватила его одной рукой сзади за плечевой пояс, нависая над ним, пыталась второй рукой потереть ему член сквозь трусы. Марат, в свою очередь, во время нашего соития, поддерживал мою супругу за грудь, чтобы та не упала. Она не могла его поцеловать из-за сильного заноса её тела, но она продолжала натирать своими бархатными ручками его член сквозь трусы.

Я ощущал небывалое возбуждение и притяжение к своей жене. Было невероятно мокро. Я чувствовал, как у Марины сжимались стенки влагалища, отчего моё возбуждение подходило к логичному финалу.

 

– А-а-а-а… – прерывисто стонала моя супруга, – не останавливайся, еби меня, ах…

 

Проникающие сквозь уши стоны и пошлые словечки добили меня. Этот голос моей супруги, который так не похож на её будничный детский голосок, сейчас олицетворял совершенно другие ноты. Это был полу-воющий немного болезненный прерывистый голос. Этот голос словно из детства, когда все ложились спать, родители дверь в спальне закрывали и была эта эдакая тайна, как будто Мама превращалась в нечто иное. И тут, вроде женщина доступная мне, казалась с таким голосом недоступной. И от того, что мой оргазм уже вот-вот подходил, мне казалось, что я её не увидел её истинную натуру. В тот момент, конечно, я думал только о том, как бы протянуть этот приятный момент.

 

Всё же, эти своеобразные игры были самыми обольстительными в моей жизни. Позже, я часто вспоминал об этом, прокручивал в голове и добавлял краски в свои фантазии. Я еще долго был пленником этого вечера, а последующий годы я так и не смог почувствовать больше эту остроту страсти.

 

– Э-э-э… – я закряхтел не в силах продолжить.

В этот момент у Марины тоже сильно сжали стенки влагалища. Она завизжала высокими криками, получая свою порцию удовлетворения.

 

Я резко вынул член и начал кончать. По всему телу до нейронов мозга прошла мощная судорога, а член не собирался падать. Я продолжал дрочить и смотрел на полуголую в открытых трусах жену. Она вся обмякла и упала на голого Марата, который её нежно обнял. Эта сцена сверлила меня дальше. Я снова начал кончать, еще мощнее чем в предыдущий раз. Я свалился на столик сзади, а дальше уже с рассказа Марины и Марата, у меня будто произошел инсульт.

 

– Ты упал и продолжал дрочить…

 

Я упал и продолжал дрочить. Глаза у меня сначала закатились назад до белков, а потом меня немного перекосило. Я продолжал доить сам себе член, развалившись враскорячку между диваном и столиком, отчего Марина немного перепугалась. Затем я снова кончил и минуты на две отключился.

 

Когда я очнулся, я и в самом деле лежал в том месте в ногах у Марины с Маратом.

 

– Может врача вызвать? – спросила Марина у него.

– Давай, без проблем, надо только одеться.

– Не надо врача… – возразил я, резко встав.

 

На полу с другой стороны стола валялись пролитые бокалы вина и коньяка, свидетельствующие о произошедшем. Один бокал был разбит. Бутылки были отложены в сторону, после того как из них вылилось половина содержимого, но они уцелели.

 

Марина предложила на сегодня закруглиться и лечь спать. Марат, конечно, немного разочарован был таким финалом, но смиренно согласился. Мы прошли в спальню, и я увидел её бегающие глаза. Она перестала выглядеть очаровательно, мило и скромно. Это была другая Марина, с кричащими глазами, растрепанными волосами. Немного пылкой и возбужденной.

 

Мы уже собирались спать, супруга переоделась в шелковистую ночнушку, едва прикрывающую её ягодицы.

 

Марина заметила мой пристальный взгляд и вопросительно обернулась ко мне. Я многозначительно посмотрел на дверь, а затем коротко качнул головой от выхода на нашу спальню.

 

– Не поняла? – улыбнулась она моей молчаливой игрой в угадайки.

– Не поняла? – переспросил я, – а мне кажется твои глаза все досказали.

– Что?

 

Я подошел к выходу и открыл дверь.

 

– Марат, ты на диване спать будешь? Может к нам?

 

Марат посмотрел в мою сторону и молча встал с дивана, пошел к нам.

 

– Ты что делаешь? – шепнула жена, пока тот шел, – нам будет тесно втроем с ним, он большой.

– Разберемся.

 

  1. Едва замкнув глаза

 

Мы легли спать в логичном порядке – Марина была посередине.

 

Меня не отпускала эта ситуация. Я по-прежнему был в каком-то одержимом состоянии. Оно и приятное и пугает. Будто мое тело прожигало чем-то и легкий привкус похмелья начал сушить горло.

 

Я встал и пошел налил себе воды. «Да, вот мы и потрахались в компании с другим мужчиной, – размышлял я, – хорошо всё же, что на этом всё закончилось и мы не дошли до секса втроем». Вода успокоила и освежила мою голову. Возможно даже остудила.

 

Вернувшись обратно в постель, я обратил внимание что Марина во сне немного отодвинулась от Марата. Она любила свободно с раскидываться на всю кровать, особенно когда ей душно. При этом всегда умилительно раздражала меня своей мерзлявости перед сном – она закрывала все окна и форточки и тащила на себя всё одеяло, тулясь в меня. Обычно через полчаса духота её съедала во сне, и Марина откидывала одеяло и раскладывалась как морская звезда.

 

Не собираясь будить супругу, я отодвинул её немного от себя, чтобы самому не упасть. В итоге меня жара самого съедала, и я её еще сильнее пододвинул к Марату. Жена не проснулась, но этот толчок разбудил его. Марат приподнял голову, а я прикрыл глаза.

 

Возможно, он подумал, что это какой-то призыв к действию. Марат повернулся лицом к жене и приобнял её. Но Марина тихо сопела, отчего больше не происходило никаких действий.

 

Обстановка затихла и уже не предвещала никаких событий. Я постепенно засыпал…

 

 

Спустя какое-то время я внезапно проснулся от мимолетного звука, словно что-то хлопнулось. Я лежал на спине, а на потолке было установлено зеркало. Я приоткрыл немного глаза и наступила тишина. Жена лежала лицом ко мне, а Марат её обнимал сзади. Я прикрыл веки и продолжил наблюдение.

 

– Мм… стоп. – шепнула Марина.

 

Снова началась возня под одеялом.

 

– а-а…

 

Начались какие-то дерганья. Жена извивалась под одеялом.

 

– Нет… ах…

 

Марина перевернулась на живот. Марат немного привстал над ней и рукой активно ерзал снизу. Кровать немного ходуном пошла. Марина пыталась выкрутиться.

 

– хо-о… о-о-о… – томные резкие вздохи срывались с губ Марины.

 

В конце концов Марина одержала верх. Она резко выдернула руку и отбросила от себя Марата. Тот отступил и медленно перевернулся на спину. Я почувствовал гордость за свою жену. Без моего участия она не продолжила эту игру, несмотря на подпольные умелые приставания Марата.

 

Я снова начал засыпать…

 

 

Жара. Я снова открыл глаза. Никаких звуков не было, но было жарко и в горле пересохло. Я лежал в том же положении, – видимо, немного времени прошло.

 

Я посмотрел в сторону жены, она лежала ко мне спиной, затем повернул взгляд на зеркало. Она спала вплотную лицом к лицу с Маратом. Он так и не уснул. Ладонью, он медленно гладил по щеке моей жены. Она, вроде бы, лежала кулачком с закрытыми глазами, но дышала глубоко.

 

Марат потянулся к её губам и поцеловал её. Марина лежала смирно и не двигалась. Он медленно целовал её губы и гладил рукой по её лицу. В этот момент я осознал, насколько мы с Маратом отличаемся. Я начал понимать картину восприятия жены. Я был стандартно сложен – не толстый, не худой с приятными скромными чертами лица без особых выразительных внешних данных. У меня были небольшие бога, русые волосы средней длины и небольшая щетина бакенбард. Немного угрюмый в лице в районе уголков бровей у переносицы. Острый нос и тонкие губы.

Но в целом, смотря на себя со стороны – я был невзрачным и маленьким. То есть, у меня вполне средние данные, превосходящие многих моих знакомых, но и уступающие более ярким мужчинам. Рядом с Маратом я казался маленьким, а моя супруга еще меньше. Он был моим абсолютным антагонистом, даже в характере. Он был слишком мягок и заботлив к другим, когда я был, наоборот, более беспечным и снисходителен. Марат хоть и кривой, косой, неуклюжий по форме, но он большой, длинный, а вся его излишняя растительность отождествляла какую-то энергию тестостерона. Он был более наивным и добрым, а я был более холодным. Он казался мне более простым, неспособным мыслить творческий и создавать. Более практичный, но банальный.

 

Поцелуи продолжались.

 

«Когда же он поймет, что Марина не переступит черту? – подумал я, – Может попросить его выйти обратно в зал?».

 

В этот момент я обнаружил, что Марина не спит. Она дышала еще громче.

 

– Мном… ах… мном… а-ах… – Марина отвечала на поцелуй, затем задыхаясь набирала воздух и снова целовала Марата.

 

Спонтанно, вот так вдруг, Марина целовала Марата в ответ. «Вот это уже интересно… – подумал я. – Может она думает, что это я?»

 

– Нет, не надо… – снова начала Марина.

 

«Значит нет…»

 

– Кх-х-х… немножко… – кряхча ответил кавказец.

 

«Да. Он кавказец. Здоровый, волосатый, хитрый кавказец… – гневался я. – надо бы его на место поставить».

 

В этот момент Марина начала исчезать под одеяло. Супруга телом сместилась куда-то в паховую область. Под одеялом образовался небольшой бугорок которые начал коротко подниматься и опускаться. Здоровяк тоже переместил одну руку под одеяло, а другую откинул назад себе под голову. Лежа рядом с ним, я понимал, насколько он действительно крупнее меня.

 

Марина ему сосала под одеялом, а я рядом лежал на кровати как будто бы их сынок, который должен закрыть рот и тихо спать, пока батя трахал маму. Но я никакой не сынок, да и вообще я старше их обоих на порядок лет. Но визуально, в зеркале, все выглядело немного своеобразно.

 

Я хотел остановить Марата, но понимал, что мы договорились с Мариной провести отдых как нам вздумается. Что-то меня возбуждало, но также и отпугивало своей странностью. Я в такой ситуации не был, и я чувствовал этот легкий, но продолговатый укол в грудь. Неприятный и прожигающий.

 

– Кх-х-э-э-х… – кряхтел кавказец.

 

«Может она хочет так успокоить его? – задумался я. – Может мне просто присоединиться к ним?»

 

Страсти не утихали. Супруге видимо было жарко под одеялом – она выползла над Маратом и тот её поцеловал. Марина оторвалась от поцелуя и села на нем сверху. Она посмотрела в мою сторону, а я, как и раньше, притворно спал на спине, подсматривая в зеркало. Жена отвернула взгляд, я решил этим воспользоваться и украдкой посмотреть на них.

 

Сквозь прищуренных глаз я увидел их образы. Она была прекрасна. На её слегка вспотевшей белой коже отражался свет обломка луны. Её распущенные длинные волосы были накрывали слегка её нежные плечи. Бархатные ручки упирались в живот волосатого смуглого кавказца. Она казалась такой независимой и желанной. Свободной в проявлении собственных чувств и желаний. Она смотрела на своего любовника с притязанием, но не принимала его попытку развлечься.

Здоровяк сдвинул лямки и ночнушка сползла супруге на живот. Она сидела сверху на животе у Марата, немного покачивая тазом и бедрами.

 

– Хочешь ебаться? – шепотом спросила супруга.

– Хочу… – коротко ответил здоровяк.

– Пошли.

 

Марина встала и вышла из спальни. Марат тут же пошел за ней.

 

«Что же делать теперь? – разочарованно думал я. – Если выйти сейчас, оба поймут, что я все это время не спал. Если выйти позже, то можно все пропустить».

 

Я лежал как вкопанный в кровати. «И чем же я отличаюсь от ребенка, у которого родители вышли потрахаться? – злился я на себя. – Почему именно когда я сплю она хочет с ним трахаться? Мы же хотели вместе».

 

– а-а-а-а-а-а… – послышались громкие дрожащие стоны.

– блядь… – тихо выругался я.

 

В зале доносились стоны жены и какая-то активная возня. Я медленно подходил к закрытой двери и думал о том, как нешумно приоткрыть, чтобы увидеть этот момент.

 

Внезапно все стихло, и кто-то зашагал. Я подумал, что кто-то мог вернуться и лег обратно в кровать. Через минуту заиграла техно-музыка. Ритм её потом долгие месяцы играл в моем сознании.

 

“туц-туц-туц-туц-туц… ум-ум… ум-ум… туц-туц-туц-туц-туц” …

 

– Да, еби меня… А-А-Ах… Да-а-ах… Да… да… да… ум… ум… ум…

 

Музыке не удалось заглушить эти сокровенные стоны. Неузнаваемые стоны. Ничего подобного я не слышал от неё никогда.

 

– Ээ-э-э… – кряхтел здоровяк.

– а-а-а.… да-да-да-а-а…

 

И все это под нескончаемое техно.

 

“вум-вум-вум-вум-вум… туц-туц-туц-туц… вум-вум-вум-вум-вум” …

 

Я открыл дверь и вышел к ним. Марина стояла на коленях враскорячку, головой вниз упираясь лицом в кресло. Её пышные бедра были раздвинуты буквой Л, а сверху над сидел в полуприсяде Марат и окунал свой длиннющий хуй в её вагину. Пизда вся блестела от смазки.

 

Они не сразу обратили внимание на меня. Марат вынул полностью хуй и сполз с моей супруги.

 

– Сейчас мы тебя будем по-настоящему ебать… – сказал он и плюнул ей на вагину и растер рукой.

 

Он принял обратное положение и начал размашисто ебать мою жену. Я медленно обошел их со стороны, чтобы не быть замеченным у двери. Я стоял сзади в трех метрах от измены моей супруги. Все что я видел – толстые сильные курчавые бедра Марата. Здоровяк навис над женой и нагло ебал её, не обращая внимания ни на что. Я видел только ноги Марины, и слышал, как окна сквозь заглушающее кресло мычала.

 

– М-м-м-м…

 

Пизда была вся красная и с нее обильно текла белая смазка. Марат ебал её без презерватива и это меня больше всего пугало. Я стоял голый и держал свой хуй в руке.

 

– Ну как тебе? – спросил Марат, – нравится ебаться?

– Не останавливайся… – сказала жена.

– Не переживай… еще много сил… – кряхтел он, – мужу дашь себя потрахать? а то стоит смущается.

– Что?! – резко дернулась супруга и началась возня.

 

Я понятия не имею, как он понял, что я стоял сзади. Он ни разу не взглянул на выход и шел я довольно тихо. Возможно, каким-то чутьем и вниманием к звукам, он почувствовал мое присутствие, но эта картина поставила меня и жену в неловкое положение.

 

Марина разворачивается вся растрепанная и раскрасневшаяся и смотрит мне в глаза пронизывающим взглядом. Я стою опешивший, голый и с хуем в руке. Занавес. Картина маслом.

– Душно стало… я вышел за водой… – разочарованно сказал я, смотря жене в глаза.

– Так что стоишь? – спросила супруга.

 

Та и не намеревалась постыдиться. Она ещё и разозлилась, чертовка.

 

– Попей и иди спать. – нагло добавил кавказец.

 

Я не узнал ни себя, ни их. «Что за хуйня творится? – размышлял я, подойдя к бару. – Может мне это снится?»

 

Я прошел мимо них в спальню. Марина сидела на диване и смотрела куда-то на столик в пустоту. Она облокачивалась на Марате и прикрывала лицо рукой. Я закрыл за собой дверь и лег в постель.

 

Какое-то время там была тишина. Только музыка играла.

 

Затем послышался разговор.

 

– Да уж… – на что-то бурно ответила Марина.

– Так лучше… – сказал Марат.

 

Послышался смех жены.

 

– Давай сюда свою жопу… – грубо сказал тот.

– Аха-хах… – продолжала весело смеяться супруга.

 

Снова была какая-то возня, но я не слышал её стонов. Я подошел к двери, чтобы посмотреть, что они делают.

 

– Будешь моей? – неожиданно для меня спросил Марат.

– Аха-хах… – все время посмеивалась Марина.

– Будешь? – повторил вопрос Марат, сжав зубы.

– Не-а.

– Будешь! – воскликнул тут.

– Не-а.

 

Я открыл дверь. Марат лежал сверху над Мариной бурно засасывал её рот. Марина отвечала также бурно. Пышными бедрами она прихватила здоровяка за пояс, а нежными ручками вцепилась ему в шею и бороду. У Марата были достаточно длинные волосы отчего их лица были укрыты из моего видения. Все же, это не мешало мне осознать с какой страстью они растворяются друг в друге. Эти причмокивающие звуки поцелуев заиграли в аккомпанементе с техно музыкой.

 

Марат вытянулся вперед. Он схватил свой кривой длинный и толстый хрен и направил ей в вагину.

 

– а-а-а-а… да-а-а-а! – стонала она.

 

Я не выдержал и подошел к ним вплотную.

 

– Что за херня? – спросил я, – Марина, мы не так договаривались. – странное ощущение было. – «Нда. Мы не так договаривались, чтобы тебя ебали, а по-другому договаривались, чтобы тебя ебали… – думал я, – действительно маразм».

 

Марина с Маратом замерли. Она посмотрела на меня и немного растерялась. На этот раз я одержал вверх в позиционной борьбе, хоть и странный. Они отстранились друг от друга и уселись на диван.

 

– Что, Дим? – спросила супруга, поглядывая на меня каким-то мутным взглядом.

– Мы не договаривались, что ты будешь заниматься сексом без меня с другим мужчиной. Съемка наша закончилась перед тем, как мы ушли спать.

– Ну-у-у… для тебя… для тебя она может х-х-хыть… закончилась на этом эпизоде… – немного сумбурно ответила, икая.

 

Я посмотрел на тумбу, где стояли пустые бутылки от вина и коньяка. Было выпито всё.

 

«Нда…» – раздосадовал я.

 

– Марина, хочешь секса, пошли в кровать и займемся сексом.

– Я не могу так, Дим! Я стесняюсь при тебе!

– Что?!

– Ой, короче, всё… – Марина встала, – я и секса не хочу! Марат полночи отстать от меня не мог… – её голос отдалялся, пока она не исчезла в ванной.

 

Была неловкая пауза.

 

– Марат, надо было участвовать, пока мы этим занимались.

– Согласен, – ответил он смутившись.

 

«Принял на себя роль смущенного застигнутого врасплох подлеца… – мысленно подчеркнул я, – ну, хитёр бобёр».

 

– Давай так – мы идем спать, ты ложишься рядом. Если что-то будет, то только в постели и вместе.

– Хорошо.

– Окей.

– Пойду тоже в душ… – сказал Марат, и направился к жене в ванную.

 

Сказать, меня это напрягало – значит ничего не сказать. Я не стал за ними бегать. Мое настроение и уверенность передалось, поэтому я пошел обратно в кровать. Решение было верным, через пару минут Марина уже легла в постель, а чуть позже вошел Марат и лег возле нее.

 

– Бр-р-р… холодно… – сказала Марина и укрылась одеялом до рта.

 

Марат последовал её примеру и прижался к ней поближе. Было пару коротких шевелений под одеялом. Марина смотрела на меня.

 

– Тебе не холодно? – спросила она.

– Не особо.

– А ты в душ не пойдешь?

– Ну, я вроде не потел.

– Ну, я думаю тебе тоже стоит сходить, дорогой.

 

Я посмотрел проникновенно посмотрел ей в глаза. Супруга одаривала меня каким-то странным горячим взглядом.

– Ф-ф.. – фыркнул я и тоже пошел в душ.

 

Мылился я быстро, чтобы они не начали там без меня. Я вернулся уже через пару минут и застал их в том же положении. Марат прижался к жене под одеялом и медленно циклично двигал тазом.

 

– Хм-хм-хм… – пыхтел он.

– Снова без меня начали? – спросил я.

 

Марина обернулась.

 

– Нет, ложись. Просто нежимся.

 

Марат продолжил свои маневры под одеялом. Я лег справа от супруги, она снова на меня смотрела каким-то утешительно-ласкательным взглядом. Вся подергивалась, извивалась под одеялом, но пристально смотрела мне в глаза.

 

– Х… х… х… – развратница прерывисто дышала под одеялом.

 

Я приблизился к супруге и поцеловал её. Она ответила мне мощным кричащим поцелуем. Невозможным поцелуем. Он съедала мой рот, а в её хриплом голосе звучали нотки досады, будто сейчас слезы польёт. Но я заблуждался. Она меня целовала со всей страсти, а когда спешила набирать воздух, то слегка похрюкивала.

Член моментально встал. Да что там, – у меня так голову закружило, что для оргазма не хватало всего пару прикосновений.

С какой горячей нежностью она мне отдавалась. Она была очаровательна и пленительна. Вот он – этот секрет. Она меня одаривала всеми своими потайными ресурсами, а я беспомощно растворялся в ней.

 

 

В какой-то момент она начала отдаляться. Её будто отнимали у меня… Я плохо соображал, на улице уже светало и в окна пробивались солнечные лучи. Я почувствовал, как затрясло кровать и все ходило ходуном.

 

– Прости, побудь рядом. – сказала коротко Марина.

 

Марат уже не выдержал всей этой долгой паузы. Он сверху навалился на нее, укрывшись одеялом, и начал проталкивать свой агрегат.

 

– Ох-х… бл-л-ля-а-адь… – застонала громка жена.

 

*Хлоп… Хлоп… Хлоп… Хлоп*

*Хлоп… Хлоп… Хлоп… Хлоп*

*Хлоп… Хлоп… Хлоп… Хлоп*

 

Этот хлопки с паузами гремели на весь номер, задевая шумом соседей снизу и сбоку.

 

– а-а-а-а…

 

Меня затрясло от той мощи, с которой он трахал Марину. Я подлез к её лицу, повернул голову и вставил член. Я начал трахать жену в рот в такт толчкам Марата. Уже секунд через десять я начал кончать.

 

– гхбл… гхбл!! – Марина стучала мне по бедрам, чтобы я вынул член, но я не в силах был шевелиться, – бхолб… блядь, Дима, сказал бы! – сплюнула Марина член вместе со спермой, которая растеклась по её лицу.

 

Я свалился на вторую половину кровати чтобы отдышаться, но оргазм не отпускал, а член снова не падал.

 

Марина повернулась ко мне лицом.

 

– ах-ах-ах… подай салфетки влажные… у меня…  в сумке… ах-ах-ах…

 

Я сделал, как жена попросила. Вернувшись в спальню, я обнаружил одеяло на полу. Окна запотели, спальня превратилась в баню.

 

– Держи. – Я вручил жене влажные салфетки.

 

Она неуклюже вытерла лицо и продолжала трахаться. Марат нагромоздился сверху и просто долбил её монотонно с дикой жаждой. Марина обвела его толстую волосатую жопу ногами и скрестила их в замок.

 

*Хлоп… Хлоп… Хлоп… Хлоп*

*Хлоп… Хлоп… Хлоп… Хлоп*

*Хлоп… Хлоп… Хлоп… Хлоп*

 

Я снова был на грани возбуждения и полез к жене. Не смытый туш растекся от вытираний салфетками. У супруги был такой прожжённый блядский видок. Если бы она пришла такой домой, ни с чем другим спутать невозможно было бы. От неё пахло сексом. Нет. От нее пахло Маратом. Маратом, членом и потом.

 

– Давай меняться! – сказал Марат.

 

Он взял жену за жопу и развернулся вместе с ней. Марина, не прерываясь, продолжила слайдить жопой на его ногах. Здоровяк сложил немного ноги в коленях, и начал помогать коленями и руками моей жене, чтобы той легче было скользить по нему. Весь его волосатый живот вспотел, а жена вжималась руками в него.

Кавказец хлопал ладонями по её бедрам и сиськам. Вся белая кожа супруги заблестела от пота и побагровела от ударов. Марина только сильнее вжималась руками в его грудь и живот.

 

– а-а-а-а-а! – протяжно застонала жена.

– о да-а-а-а… скви-и-ирт! – выкрикнул Марат.

 

В районе таза образовалось огромное пятно на постельном белье. Марина от оргазма намочила всю кровать и продолжала дальше трахаться, пребывая в каком-то другом измерении.

Было видно только белки глаз, а сама Марина еле переводила дыхание. Я не мог больше стоять в стороне и начал пихать ей член в рот.

 

– М-м-м… – замычала жена.

 

Я стоял голый сложив вместе ноги и держал её за голову. Уже через минуту снова начал кончать. Я вынул член и кончил ей на сиськи, а затем упал рядом. И ситуация с бесконечными оргазмами повторилась.

 

Я судорожно дрочил до конвульсий прямо себе на живот. Марина начала прыгать на Марате. Сиськи скакали вместе с Мариной и стучали по подставленным ладошкам здоровяка.

 

Я сжался в кулачок и дрочил на боку, поглядывая на них…

 

Марина начала кричать.

 

– Обожаю вас, – говорила она…

– И я тебя обожаю! – отвечал Марат.

– И я тебя… – ответила ему Марина.

 

Они слились поцелуями и продолжали в такой позе трахаться, растворяясь друг в друге.

 

Я начал постепенно засыпать. Все остатки силы меня покидали…

 

 

Через какое-то время меня разбудила Марина.

 

– Дима… Дима…

 

Я молча посмотрел на нее вопросительно. Марина лежала голая, а на ней лежала голая рука здоровяка.

 

– Принеси, пожалуйста, воды… – робко попросила супруга, – я как пустыня Сахара.

 

Мне эта картина внезапно стала ненавистной. Ото всего с души воротит. Я шел за водой, а сам уже твердо решил – «хватаю жену и бежать отсюда».

 

Я вернулся с водой и дал жене напиться.

 

– Марина.

– а?

– Кое-что случилось, нужно срочно ехать, давай собираться.

– Что случилось?

– По пути расскажу. Нет времени.

 

Марина убрала руку Марата. Быстро накинула на себя вчерашние прогулочные шмотки и уже через десять минут мы сели в такси и уехали.

 

– Так что случилось? – спросила встревожено Марина.

– Ничего… прости, просто мне стало жутко противно там после вчерашней страсти… – ответил я.

– Ну а это не могло потерпеть до вечера, пока мы высыпались?

– Прости, не могло. Я бы уже не смог там уснуть и весь на нервах сидел бы до вечера.

– Ну хорошо. – понимающе ответила Марина.

– Сейчас придем домой и сразу ляжем спать.

– Дима…

– а?

– Ты не о чем не жалеешь? Наш уговор остался в силе? Что случилось в том номере – осталось в том номере?

– А, да, конечно.

– Хорошо.

– Марина.

– а?

– Я люблю тебя!

– И я тебя люблю!

 

  1. Невидимая расплата

 

Порой картина мира русского человека бывает настолько болезненной, что он не видит настоящих ценностей.

Например, деньгами можно сделать человеку лучше и человека лучше. Но что действительно важно? Человеку или человека? Деньги могут испортить человека. Если пойти на поводу с полицейским и дать ему взятку, то человек приобретает некую выгоду в каком-то невидимом эквиваленте, а полицейского обманули, его деньги испортили. Механизм сработал, он в него поверил, и, наверняка, снова будет запускать механизм взяточничества. А значит обман. И рано или поздно такого примитивного господина поймают. Потому что порядочность и прозрачность в нашем мире пока занимают роль победителя в философии человека.

Наш Главный Герой подошел к той стезе, где он захотел, чтобы ему хорошо было сейчас, не задумываясь о плохом, который будет в будущем. Ему захотелось съесть зефир сейчас, не дожидаясь двух зефиров потом. Он не захотел всю жизнь разгадывать свою возлюбленную. Не захотел сам в ней раскрывать эти ресурсы и таинственную энергию. Он захотел здесь и сейчас получить всё в своём казино и уехать. Истории, где люди выигрывали лотереи и снова скатывались в бедность не случайны.

 

Поэтому и беда русского человека в том, что он часто не обращает внимание на невидимые детали, которые зависят друг от друга. Невозможно плюнуть на какую-то мысль, надеясь избежать разбирательств. Даже ветер влияет и многое от него зависит. Ветер подул и разъединил зацепившиеся ветки дерева, отчего раскрылось пространство для солнечного луча, который поразил весенний цветок и тот раскрылся.

 

А может секс испортить человека? А человек человека? А данное слово может испортить человека?

 

Ну конечно может.

 

Та поездка в свинг-клуб была ошибкой. Дмитрий тогда ничего не обязан был Марине. Она не была ему женой, но он мог спасти ситуацию. Но за одной ошибкой следовала череда других. Он проявил интерес к её флирту, который впоследствии развивал в нем фетиш – фотографировать жену с незнакомыми мужчинами. Он запустил это развлечение и создавал условия и обстоятельства, при которых он мог обогащать себя новыми фотографиями.

 

Затем он встретил своего антагониста Марата и нашел способ подключить его в свою игру. Он это определил по неприязненным и непривычным ощущениям. Он во всем отличался от него. Получив еще больше обманных дивидендов, наш главный герой, пребывая в неадекватной иллюзии, на этом не остановился и продолжал делать ошибки. Он искал пути встречи со своим братом-антагонистом. И нашел.

 

Он не задавал себе вопрос «кто я?»; он не задавал себе вопрос «а мне нравится секс втроем? А мне нравится sexwife, cuckold?».

 

И, шаг за шагом, его ноги вели его по стезе, где было “хорошо сегодня” …

 

 

Прошло несколько недель. Тяжело было прийти в себя после той встречи. Словно эта неловкая ситуация отдаляла нас мало-помалу. Мы с женой разговаривали обо всем, кроме той встречи.

Иногда по вечерам я ловил флешбэки и уходил в ванную, чтобы спустить пар. Марина, не знаю, как переживала этот период. Скорее всего, тоже несладко. Мы решили, что этот опыт был ярким и классным, но обдумав, он был чреват многими последствиями.

 

Пришлось Марата везде заблокировать. Мы попытались жить дальше, уже без моих фетишей с фотографиями. Все фотографии позднее я решил удалить, потому что каждый вечер думал открыть какую-нибудь папку и посмотреть. И мысль эта прожигала. Вместе с мыслью спустить пар на фотографии, сопровождалось недоверие и подозрения в возможном романе или влюбленности, которой я сдерживал. Это недоверие сопровождалось тем, что Марина стала очень холодной. Она была пустой.

 

Я постоянно слышал от нее:

 

– Та встреча забрала у меня какие-то ресурсы… я не настроена так бурно сейчас заниматься сексом.

 

А еще такое:

 

– Давай нежно займемся сексом?

 

А также такие бывали реплики:

 

– Я не хочу, давай не сегодня?

 

«А когда, еб твою за ногу?! – думал я про себя. – Когда, если мы уже неделю не трахались. Мы не десять лет в браке. Мы даже год в браке не были. И долго она еще будет ссылаться на ту встречу? Мы же договорились, что она никак не повлияет».

 

– Помнишь ты говорила, что произошедшее никак не должно сказаться? – спросил я.

– Ты хочешь меня потянуть за мои слова? Ну раньше было раньше. Я не могу это контролировать, Дим.

 

И чем дальше в лес, тем больше дров…

 

Прошло несколько месяцев. Вроде ситуация улеглась, а мое умение держать себя, позволило сбалансировать наши отношения с Мариной.

 

Я ехал домой со съемок на каршеринге и у меня зазвонил мобильный. Это была Марина. Я взял трубку и услышал чей-то знакомый мужской голос.

– Привет, Дима… – произнес он.

 

У меня сразу сердце забилось и зубы заскрипели друг о друге.

 

– Марат? Почему у тебя телефон Марины?

– Марина со мной сейчас.

– А что она делает с тобой?

– Приезжай, поговорим… – мягко попросил он.

 

Марат продиктовал адрес, и я сразу же рванул туда, игнорируя светофоры. Чуть людей по дороге не задавил, но у меня была такая тяжелая тревога на душе. Мне срочно нужно было забрать Марину.

 

Я приехал в какой-то дворик на юго-востоке Москвы в районе Борисовских прудах. Мое дыхание было настолько учащенным и глубоким, будто я пробежал марафон. Где-то здесь должно было быть заведение “Лепесток”.

 

«Баня?!» – опешил я, когда увидел под названием описание.

 

Я вернулся в машину, захватил собой на всякий случай штатив, и поспешил в баню, сжав кулаки.

Администратор встретила меня и спросила куда мне нужно. Я назвал имена и пошел по указанию женщины.

 

Войдя внутрь, я увидел сперва Марину – та посмотрела на меня намокшими глазами с потекшим тушем, – а затем Марата, который спокойно вышел из бани в чем мать родила.

 

– Может присядешь? – спросил он меня.

– Почему Марина здесь? – спросил я.

– Мы уже какое-то время видимся, Дима… – ответил он, – я не хочу никого обманывать и прятаться. Я предложил все решить здесь вместе. Если нужно, я уйду, и вы поговорите.

– Будь добр… – сказал я ему.

– Только пообещай мне, что ты её не тронешь.

– Марат, пошел вон отсюда, это моя женщина.

– Не уйду пока не пообещаешь.

– Марат, выйди… – плачущим голосом попросила Марина.

– Ну, если ты настаиваешь.

 

Я не стерпел этой словесной перепалки и полез в драку. Как оказалось, будучи голым в бане, природная неуклюжесть и непропорциональность тела сыграли с Маратом злую шутку. Он неумело оборонялся и наносил криво удары. В детстве меня водили почти год на дзюдо и это помогло мне в нашей схватке – когда штатив вылетел из рук на пол, я разозлился еще больше, в добавок к этому у меня освободилась рука, – я сделал подсечку и мне удалось швырнуть этого здоровяка на пол.

 

В предбаннике и в остальных помещениях, кроме самой парилки, была разложена везде плитка. Скользкий пол и большое тело моего противника поспособствовали ужасающему исходу – Марат ударился головой об плитку и потерял сознание. Марина была вся на панике и начала выкрикивать, но я заткнул ей рот и усадил её на диван.

 

Подойдя к Марату, я убедился жив ли он. Жив. «Не так легко завалить этого борова» – успокаивал я себя.

 

Я подложил ему подушку под голову, приподнял слегка ноги, чтобы предотвратить попадание рвоты в дыхательные пути, а затем слегка похлопывал ему по щеке.

 

Очнулся.

 

– Марина, воды.

 

 

Вечер сложился драматичнее, чем я мог предположить. Но в тот момент я ехал с готовностью к любому исходу. Мы отвезли Марата в больницу, потому что правое ухо плохо слышало и немного рябило в глазах. Как оказалось, у него сильное сотрясение мозга и контузия.

 

Я каждый день жалею, что так сильно погубил его здоровье. Я тогда еще не знал, что наша драка или её отсутствие уже ничего не поменяют.

 

Через пару дней Марина позвала меня в кальянную, где мы впервые познакомились. Это было какое-то турецкое заведение недалеко от центра. Цокольное помещение было оформлено в восточных стилях, а для каждого столика была своя комнатка. Музыка была формата Deep House и релакса. Мы любили это место, нам было там уютно, и мы могли часами разговаривать обо всем в этой жизни. Дружба и открытость были нашими принципами.

 

– Пойми, ты мне никогда не будешь безразличен… – начала Марина свою речь, – и я всегда буду тебя поддерживать, если тебе нужна будет поддержка. Ты всегда для меня был эталоном уверенности и спокойствия. Мне никогда не было скучно с тобой, и ты всегда находил решение в любой ситуации… – её глаза начали намокать, а голос дрожать.

– Ты уходишь от меня? – спросил я.

– Сн-сн… получается… – хныкала Марина.

 

Была долгая пауза.

 

– Ну, давай выпьем за наш развод? – сказал я.

– Аха-хах… дурак… – посмеялась сквозь слезы уходящая из моей жизни женщина.

– Кстати, а когда пойдем? – спокойно спросил я, кто-то должен был держать спокойствие.

– Не знаю… – продолжала вытирать слезы Марина.

– Ладно, разберемся… – ответил я. – Официант! Коньяка, пожалуйста, принесите.

 

К сожалению, я не могу дописать слово в слово, что говорила мне тогда Марина. Она извинялась, потом говорила, что возможно она поспешила с решением, но потом снова говорила, что развод нужен и что мы допустили непростительную ошибку, которая привела к тому, что она больше не любит меня.

 

Она больше не любит меня. Это главное. Поспешила, не поспешила – уже неважно. Она меня не любит, а если она смогла такое сказать, а также заявить о желании развестись, то поезд уехал.

 

Я потерял самого лояльного и любимого человека. А ставка моя была – ничто. Ради чего? Нам никогда нечего было делить. У нас и врагов не было. Я просто взял и потерял её.

 

На этом у меня всё. Я не могу поделиться с вами полностью о нашем разговоре и бракоразводном процессе. Я начинаю сильно эмоционировать и у меня не хватает мочи, чтобы наполнить свои легкие воздухом.

 

Берегите и цените своих любимых.

 

 

Главный герой абсолютно прав о своей ставке. Но он еще не потерял тогда свою любимую, но он подвел её к той черте, где он готов был сложить свои полномочия (где он сдался). И я считаю, что главный герой поступил правильно.

Нет, он мог еще побороться за эти отношения и вернуть любовь и доверие разбитой девушки, если он в ней видел что-то очень ценное и уже незаменимое.

Но лучше с чистого листа. Отношения, которые доходят до такого эпизода, лучше заканчивать. Я называю это «Любовь на страданиях». Большинство людей, в том числе мы, русские, не выдерживают эти сложности. Сначала обманываем себя, чтобы нам хорошо было сегодня. А потом ситуация усугубляется, если не хватает интеллекта, волевого характера, самообладания и еще больше отдачи в заботе друг о друге. Это доходит до ужасных ссор, деление имущества, на глазах у детей скандалы, разрушается семья, ссоры доходят до убийств.

 

Вот так порой примитивно и глупо все заканчивается. Но всё когда-то заканчивается.

 

__________________

 

Надеюсь, вам понравился рассказ. Я постарался написать его так, чтобы хоть впервые прокомментировали, что продолжение было сильнее, чем начало. А то, обычно, начало хорошее, а продолжение – сплошное разочарование.

Буду вам признателен за отзывы и оценки. А также буду благодарен за вашу подписку на телеграмм канале https://t.me/aquastory или в поиске напишите aquastory или Aqua рассказы

(Просмотров за всё время: 100, просмотров сегодня: 1 )
0

Автор публикации

не в сети 1 месяц

Tony Aqua

20
Комментарии: 0Публикации: 3Регистрация: 08-08-2021
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
БФ-2 ФиналБФ-2 Финал
БФ-2 Финал
Шорты-8Шорты-8
Шорты-8
АПАП
АП
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх