Мы просто уходим

Тоннель операционного зала тянулся на десятки, и, пожалуй, даже на сотни метров. На восточной стороне шестьдесят гейтов, и столько же напротив, на западной. Между каждой парой врат сто шагов. Проходы отделены друг от друга высокими прозрачными перегородками, словно загоны для скота.

Сашка стоял на мостике, возвышающемся над залом на полсотни метров – высота тоннеля позволяла. Мостик был для местных, не для гостей, и архитекторы не стали бы его прокладывать прямо через зал, но другого выхода у них не было: станцию выстроили внутри астероида и расположение помещений было продиктовано его сложным рельефом. Надо было соединить восточные с западными, отсюда и мостик, по которому сейчас суетливо шагали жители огромной каменной глыбы Sonner-2301QJ. До происходящего внизу им не было дела, уж нагляделись. Один Сашка стоял у высокого парапета и смотрел, как прямо под ним несколько семей риноцеросов – вместе с домашними животными, со всем своим скарбом, навьюченным на большие телеги – переезжали с планеты Готлиб на планету Адсургит. Сто шагов для перехода из одного мира в другой.

– Ты чего домой не идешь?

Он обернулся. Позади стояла Вета, новенькая из его класса. Ну, как новенькая… Полгода назад ее семья поселилась на станции. Но с девчонкой немногие общались, здесь не любят чужих.

– Не знаю. Просто… Хотел побыть один, подумать.

– О чем? Куда после школы податься?

Намека она явно не поняла. Или сделала вид, что не поняла.

– Я так далеко не загадываю.

– Да брось! Нам уже восемнадцать, летом многие попытаются свалить из этой дыры, от папочек и мамочек. Неужели ты не строишь никаких планов?

– А ты? – ответил Сашка вопросом на вопрос.

Вета насупилась.

– Если бы у моих родителей было столько денег, что они смогли бы оплатить колледж, мы бы тут не застряли, – она укусила рыжий локон, накручивая его на палец, – Не знаю, устроюсь где-нибудь, поработаю пару лет. Может, официанткой в одном из баров на внешнем пирсе. Или хоть уборщицей в офисах. Там видно будет.

Вета уже несколько раз пыталась подкатывать к нему. Для парня это было необычно, особенно для нелюдимого Сашки, и он каждый раз настороженно шарахался от нее. Впрочем, он догадывался, в чем дело. Слухи распространяются быстро.

Парень взял ее за руку, потащил за собой.

– Идем!

– Куда?! – воскликнула она не то испуганно, не то обрадованно.

Он не ответил. “Увидишь”.

Миновали людные коридоры, спустились по неприметной лестнице на два уровня ниже, остановились у поворота к служебным помещениям терминала. Саша выглянул из-за угла, дождался, когда проход опустеет, и быстро юркнул за черно-желтую дверь, увлекая за собой девчонку. Здесь было сумрачно, лишь несколько дежурных светодиодов рассеивали мглу.

– Это что? – Вета приоткрыла рот, оглядываясь вокруг.

Слева и справа тускло мерцали знакомые очертания подковообразных конструкций.

– Резервные гейты, – пояснил Сашка, – Считается, что они законсервированы, поэтому логи не пишутся и камер здесь нет.

Он достал из кармана пластиковую карточку, с улыбкой помахал ею перед лицом девушки.

– Ключ!

– Откуда он у тебя?

– А то ты не знаешь? От отца. То есть он, конечно, не в курсе, что я его скопировал.

Парень прошел вдоль четырех врат, о чем-то сосредоточенно размышляя.

– Пропускная способность у них меньше, поэтому и энергии они тратят немного. Но я все же стараюсь пользоваться разными, чтобы скачки энергии не приходились на один и тот же адрес – энергетики могут заинтересоваться. А так сойдет за случайные всплески. Сегодня вот этот!

Он остановился у одного из гейтов, открыл прозрачную крышку, закрывающую пульт управления. Стал набирать длинную комбинацию цифр.

– Ты хочешь открыть его?

Сашка вставил ключ.

– Нет, просто пальцы разминаю… – повернулся к однокласснице, – Конечно я собираюсь открыть его, Вета! Разве не за этим ты ко мне подходишь уже третий или четвертый раз?

Она покраснела, но в полутьме он этого не заметил. Тихо спросила:

– А куда?

– Выбор, на самом деле, небольшой. Чтобы остаться незамеченными, мы можем переходить лишь в пределах ближайших систем. А вокруг только три пригодные для жизни планеты. Я обычно хожу на Волант, он необитаемый. Пока.

Парень вдруг задумался, посмотрел на девушку.

– Слушай, а ты раньше жила на открытом пространстве?

– Больше на станциях, конечно. Но и на планете тоже. Не бойся, в обморок не упаду.

– На какой планете?

Она махнула рукой.

– Неважно. Плохое место.

Гейт вдруг загудел, вспыхнул голубым светом.

– Все. Можно идти.

Она нерешительно топталась на месте.

– Там… темно.

– Потому что врата в ангаре. Иди давай! – он подтолкнул ее в спину, двинулся следом. Они оказались в кромешной тьме и полной тишине, – Дай руку.

Его пальцев коснулась холодная ладонь.

– Ну ты и ледышка!

Несколько шагов, скрип металлической двери, и… в глаза им брызнул яркий свет! Парочка вышла на открытое пространство – лужайку, заросшую изумрудной травой. Вета оглянулась. Позади был небольшой сарай, собранный из металлических рифленых листов. На скрипучей двери надпись: “Стационарный вход на станцию Sonner-2301QJ”. Позади сарая виднелось большое поле солнечных батарей.

– Ну что? Прогуляемся? – Саша подмигнул.

По сравнению с теплым воздухом станции, здесь было прохладно, свежо. Ветер налетал порывами, приносил с собой странный запах и отдаленный шум. Дневной свет лишь на первый взгляд показался им ярким, над головой висели серые тучи, из которых того и гляди польется дождь.

– Прогуляемся, – тихо ответила она, снова взяв парня за руку.

Они спустились по едва заметной тропинке, обходя скальные выступы. Повернули в расщелину и вдруг оказались на широком галечном пляже! Оказывается, шум создавали неторопливые, пенистые волны. И запах был морской, соленый.

– Ухх ты-ы-ы… – Вета замерла на месте.

– Что, никогда не видела океан?

Она отрицательно помотала головой.

– Только на видео.

Мелкими, осторожными шажками приблизилась к краю прибоя. Присела на корточки. Очередная волна с шипением накатилась, дотягиваясь до ее ботинок.

– Ай! – Вета отскочила, с улыбкой оглядываясь на Сашу. Но тут же вернулась, уже смелее, позволяя воде лизнуть подошвы. Макнула ладонь, – Бррр! Холодная!

Он сел на камни, подальше от волн. Девушка, наигравшись с океаном, подсела рядом.

– Спасибо.

Сашка смущенно отвернулся. Потом спросил:

– Кто насплетничал-то?

– А?

Укоризненно посмотрел ей в глаза.

– Ну… Никто. Правда, никто! Я сама… подслушала. Девчонки болтали. Говорили, что Оля с тобой раньше встречалась. И ты водил ее… 

– Вот болтунья.

Вета откинула прядь волос со лба, посмотрела на Сашку серьезно.

– Я никому не расскажу.

– Да ладно.

– Честное слово! Ты что, не веришь мне?

– Да верю, верю. Но все равно ведь уже болтают.

Она прикусила губу.

– А если донесет кто-то? Администрации?

Сашка пожал плечами.

– Пока не донесли. Не хотят терять такую возможность.

– А ты что, все время сюда кого-то приводишь?

– Нет! Что я вам, сталкер какой? Просто каждый думает, что если ему вдруг захочется, то он знает человека, который, пусть и нелегально, но проведет. Мечтатели! – он встал, – Ладно, пойдем. А то меня отец хватится. Да и тебя дома потеряют.

Девушка тоже поднялась, кинула прощальный взгляд на океан. Огромное водное пространство, словно живое существо, продолжало бесстрастно шуметь, не замечая две фигурки на сером, скалистом берегу. И только рыжая копна волос трепетала на ветру ярким маячком.

Когда они вышли к мостику над операционным залом, их встретила группа молодых людей. Парни преградили им путь.

– Ты чего, ходок, нашел себе новую подружку?

Саша оглянулся на девушку, тихо сказал:

– Иди домой.

Она испуганно оглядывалась, но ее никто задерживать не стал, расступились.

– Саш…

– Все в порядке, Вета. Иди!

– Может, мне…

– Иди домой! – громко, с нажимом.

Продолжая оглядываться, она пошла на восточную сторону. Вслед доносились смешки.

– Ну что, герой-одиночка? Не надумал? К нам? “Корсары” несколько раз приглашать не станут.

Сашка прищурился, по прежнему молчал.

– Что, язык проглотил? Смотри, ходок… Нам такой человек нужен, но… С огнем играешь!

Ему плюнули под ноги, обошли, толкая локтями.

На следующий день он не пришел в школу. Вета с тревогой смотрела на пустое место в соседнем ряду. Думала зайти к нему домой после уроков, но не знала точного адреса, а спрашивать у кого-то не хотела. В конце концов отправилась на мост. Ждала там час, другой. Разглядывала проходящих через терминал гостей. Очень часто это были военные, иногда чужие, оплатившие миграцию.

Не дождалась, пошла в кафе, купила большой бургер. Но есть его не стала, вернулась на мост. Заметила знакомую фигуру, когда он почти скрылся, перешел на западную сторону.

– Саша! Постой!

Парень не сразу, но остановился. Нехотя обернулся.

– Что?

– Голодный? Хочешь, поделюсь? – протянула ему шедевр фастфуда.

– Спасибо, я обедал.

– Тебя не было в школе. Все в порядке? Эти парни…

– Все хорошо, Вета. Я тороплюсь, извини.

– Туда?

Ничего не ответил, слегка покачал головой и ушел, круто развернувшись. Она проглотила обиду вместе с куском бургера.

Саша не общался с Ветой почти неделю. Она не пыталась подходить к нему, навязываться. Старательно делала вид, что у него своя жизнь, у нее своя, и они никак не пересекаются.

Небольшой коридор за черно-желтой дверью встретил его привычным полумраком. Сегодня врата номер четыре. Неожиданно что-то шевельнулось в углу. Саша испуганно отпрянул, готовый сбежать. На свет вышла хрупкая рыжеволосая девчушка.

– Какого черта?! Что ты здесь делаешь?

– Извини.

Он вздохнул.

– Нам не нужно встречаться. От этого одни неприятности.

Она подошла ближе, присмотрелась. Тихо охнула, увидев синяк у него на лице.

– Это они? Они это сделали?

– Что? А, это… – он прикоснулся к лицу рукой, – Нет. Это отец.

– Он что, узнал?!

Саша скривился от нежелания ей все рассказывать.

– Ладно, пошли.

Набрал код, вставил ключ. На Воланте был вечер – местное солнце почти скрылось за горизонтом, ветер был еще сильнее, чем в прошлый раз, океан бурлил, омывая берег высокими волнами. Они сели на камни.

– Нет, отец ничего не знает. Он просто пьян. Пьян каждый пятый день. У него смены три через два, и каждый пятый день он надирается в стельку, – Саша усмехнулся, – Я просто попал под горячую руку.

– А мать?

– Она умерла, когда мне было четыре года.

– Извини…

Вета достала что-то из под кофты.

– Бургера в этот раз нет. Но мы тоже можем слегка надраться.

Он посмотрел на маленькую пузатую бутыль.

– Сумасшедшая девчонка! – взял прозрачную посудину, откупорил, – А впрочем…

Поморщился от сильного запаха алкоголя. Протянул подруге, но она отодвинула рукой – “ты первый”. Глотнул, зажмурившись. Горло обожгло, пролилось внутрь огненной струйкой, и почти сразу накатило теплотой, приятной слабостью. Вета повторила вслед за ним, закашлялась. Потом вытерла выступившие слезы и рассмеялась.

Они долго болтали, не обращая внимания на сгустившуюся ночь. Саша принес стволы сломанных молодых деревьев, развел костер. Пламя трепетало на ветру, но разгорелось достаточно, чтобы не потухнуть. Бутылка почти опустела.

– Почему мы не должны видеться? – нарушила она наступившее вдруг молчание.

– Потому что… Потому что… Я не знаю! Не спрашивай. Есть куча причин! И вообще, со мной опасно быть вместе.

– Почему?

– Почему, почему! Вот заладила… Хочешь, расскажу тебе что-то странное?

– Валяй.

– Я вчера видел Косматую.

– Нашу математичку?

Он кивнул.

– И что в этом странного?

– Я видел ее здесь, в коридорах, недалеко от резервных гейтов.

– О…

– Но странно даже не это.

– А что?

– Как бы тебе объяснить… В общем, когда она уже думала, что за ней никто не наблюдает, она изменилась.

– Саш, тебе, наверное, показалось, – Вета позволила себе легкую улыбку.

– Ты не понимаешь. Изменилась не она сама, а… ее походка.

– Походка?

– Да. Она вдруг стала дерганой какой-то, неестественной. Как будто… Как будто внутри нее находится другое существо, и ему неудобно в этом теле.

Вета удивленно вздернула брови. Улыбка на ее лице медленно погасла, глаза уставились на языки пламени.

– Действительно, странно.

Она вскочила, скинула с себя кофту.

– Давай искупаемся!

Саша хмыкнул, думая, что девчонка шутит. Но она стянула ботинки, брюки, оставшись в трусиках и лифчике. Зябко потерла предплечья.

– Давай же! Пока я не передумала.

– Но волны… Вода холодная…

Вета протянула ему руку, тихо повторила:

– Давай.

Парень решился. Быстро снял с себя одежду и они вместе, взявшись за руки, с криком и визгом окунулись в океан.

Вода заливалась в уши, застилала глаза. Волны накатывались, обнимали их, накрывая с головой, вынося обратно к берегу. Но они снова и снова бросались вперед, навстречу холодной, бурлящей воде. Ныряли, выплывали на поверхность, снова кричали, радостно и счастливо. Он старался держать Вету за руку, но они неизбежно разъединялись, и Саша каждый раз успокаивался, лишь когда снова удавалось ухватить эту хрупкую ладошку, тут же крепко сжимавшую его пятерню.

Выбрались на берег. Оба дрожали, но улыбались синими губами. Она склонила голову, постаралась выжать волосы. Потом села к Саше спиной, прижимаясь.

– Т-трусы.

– М-м?

– Твои трусы. Очень холодные.

– Надо просушить белье.

Она встала и, не стесняясь, освободилась от остатков одежды, развешивая ее на прутьях у костра. Выжидающе посмотрела на него. Саше пришлось набраться храбрости и сделать то же самое. Замерли друг напротив друга, в глазах огоньки, отсветы пламени. Он притянул ее к себе, поцеловал. Осторожно, словно опасаясь чего-то.

– Это все алкоголь.

– Ну и пофиг… – она увлекла его вниз, на камни.

Утром пригрело, тучи разошлись, выглянуло солнце. Ветер почти стих. Не затухавший всю ночь костер сейчас долизывал остатки дров. Они молча смотрели на успокоившийся океан. Возвращаться домой не хотелось.

– Знаешь, на Воланте есть летающие острова.

– Шутишь?

– Серьезно. Я видел несколько раз. Они появляются нечасто, летят большими группами. Оттуда, – он указал куда-то за спину, – В сторону океана. Видимо, по направлению господствующих ветров.

Обратно стационарный гейт пропускал без ввода номера и ключа – с планеты можно было попасть только на станцию. Они медленно прошли весь путь до моста. Саша хотел проводить ее до дома, но она отказалась.

Вернулся к себе. Отца не было – на смене. Упал на кровать, решил, что в школу сегодня не пойдет. Какой смысл? Все равно будет клевать носом. Саша прислушивался к себе, к своим чувствам, стараясь в них разобраться, но голова была наполнена лишь обрывками мыслей, а в груди трепетало что-то новое, незнакомое, заставляющее сердце стучать быстрее обычного.

Ближе к вечеру он вдруг проснулся. Не мог понять – от чего? В чем причина? Что-то не так! Встал, прошелся по квартире. Вроде бы все в порядке. Он не раздевался с самого утра, на нем были те же брюки, что и вчера. Карман! Он пустой!

Саша обыскал весь дом – ключа нигде не было. “Идиот!”. Он бросился на западную сторону, через мост по коридорам, лестницам… Везде смотрел под ноги. Может, выронил? Ближе к резервным гейтам услышал шум. Насторожился. “Неужели кто-то нашел?”. Боязливо оглядываясь приоткрыл дверь.

Первое, что он увидел – спина Косматой. Она перекрывала вход в коридор и за чем-то наблюдала. Но дальше… Дальше, между четвертыми и восьмыми воротами, находившимися друг напротив друга, сплошной стеной, поднимая дорожную пыль неизвестной планеты, со скрипом и грохотом обозов, шла колонна крейгцвергов!

Он в ужасе отшатнулся. “Господи, что я наделал! Неужели Косматая нашла мой ключ?”. Одна из самых воинственных рас, орда низкорослых варваров, некоторые из которых были способны к полиморфизму, проходила сейчас через терминал без всяких разрешений, досмотров и ограничений! И неизвестно, куда они идут! Может, прямиком на одну из мирных планет!

Он, как можно тише, прикрыл дверь, развернулся, чтобы бежать, найти ближайшую кнопку тревоги, сообщить, предупредить… И столкнулся лицом к лицу с Ветой. Она была удивлена и встревожена не меньше, чем Сашка.

– Быстро, уходим отсюда! – зашипел он на нее.

– Нет, стой! – она вцепилась ему в руку, – Сашенька, стой! Не надо!

– Вета, ты не понимаешь, там… – и вдруг его словно молнией пронзило.

Парень отошел от девушки, в ужасе мотая головой.

– Не может быть. Только не ты! Вета, это же неправда. Скажи мне!

– Прости меня, – прошептала она, – Я знаю, что не простишь. Но у нас не было выхода.

Дверь вдруг распахнулась. Косматая выскочила из коридора резервных гейтов, от которых продолжал исходить сильный шум. В руке она держала дестройер. Вета закрыла парня собой, выставила руку вперед. Что-то заговорила на незнакомом, отрывистом языке. Косматая коротко огрызнулась, но послушалась, опустила оружие, скрылась за дверью.

Девушка снова повернулась к Сашке лицом, быстро затараторила:

– Ее отправили раньше меня, она и правда математик, очень способный математик. Ей было бы легче настроить подключение ворот, если бы она получила доступ. Но она не смогла. Узнала только, что один из учеников, кажется, имеет нелегальный ключ. Тогда прислали меня. И я… Я украла его у тебя. Вчера.

Она видела, что причиняет ему сильную, почти физическую боль. Он бы ударил ее, если смог себя заставить. Но только сжимал кулаки и кусал губы.

– Куда они… вы…

Вета вдруг поняла, ЧТО его терзает.

– Ох, нет! Сашенька, мы никого не тронем, клянусь тебе! Мы просто уходим. Уходим, потому что на Рундесграб жить невозможно! Федерация выделила нам эту планету в качестве резервации, но мы там погибнем, все до одного. Воздух отравлен, чистой воды нет. Это же геноцид!

Он все еще не верил ей, отвернулся в сторону, играя желваками.

– Мы просто уходим, – тихо повторила она, – На пустую, необитаемую планету. Нам понадобилось десять лет, чтобы доставить туда и установить врата. Саша, поверь мне. Нас осталось совсем немного.

Вета указала на дверь.

– Скоро это закончится. Ты никогда больше не увидишь… меня.

Саша уперся спиной в стену, заставил себя посмотреть в лицо “однокласснице”. По щекам ее текли слезы.

– Почему ты так решила? Что я не захочу тебя больше видеть?

Растерялась, не зная, что ответить.

– Да, это не твой настоящий облик. Но я не верю… Не хочу верить! Просто скажи мне – вчера, на берегу, все было только ради… ключа?

Она закрыла лицо руками.

 

 *  *  *

 

По-прежнему холодный ветер на вершине скалы дул еще сильнее, вышибая слезу. Казалось, Волант не признавал хорошей погоды: на этой планете дождь и тучи были такой же обыденностью, как на астероиде Sonner-2301QJ стерильный воздух, прошедший многоуровневую очистку.

Саша стоял у обрыва, смотрел на океан. Не было ни единой причины возвращаться домой. Но и оставаться здесь, одному…

Волны далеко внизу разбивались о камни. Он шагнул вперед, сбивая с края несколько камешков.

– Осторожно! Так и упасть можно.

Он обернулся. Позади стояла она – взволнованная, румяная от быстрого подъема в гору, с неизменной копной рыжих волос, развевающихся на ветру.

– Ты можешь меня прогнать, но, кажется, я сломала гейт. Случайно.

Он улыбнулся, шагнул ей навстречу.

– Ты уверена?

– В чем?

– Что случайно.

Вета опустила голову.

– Ну, может быть, не совсем.

Рассказ написан 23 сентября 2018 года

(Просмотров за всё время: 8, просмотров сегодня: 1 )
0
Серия произведений:

Летающие острова

Автор публикации

не в сети 1 час

Александр Прялухин

20K
Сочиняю истории
flag - РоссияРоссия. Город: Архангельск
Комментарии: 605Публикации: 46Регистрация: 31-12-2020
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
БФ-2 ФиналБФ-2 Финал
БФ-2 Финал
Шорты-8Шорты-8
Шорты-8
АПАП
АП
логотип
Рекомендуем

Как заработать на сайте?

Рекомендуем

Частые вопросы

0
Напишите комментарийx
()
x
Пролистать наверх